18 +
Поиск

Водородные проекты ЕС и Германии вызывают вопросы, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Станислав Митрахович.

Британско-нидерландская нефтегазовая компания Shell и германский энергетический концерн Uniper подписали протокол о намерениях, целью которого является ускорение развития водородной энергетики в ЕС.

Shell и Uniper будут продвигать совместные водородные проекты в ФРГ, Нидерландах и других странах ЕС. В Shell заметили, что сотрудничество необходимо для перехода к использованию водорода в транспорте и промышленности.

Главной идеей соглашения является транспортировка водорода из нидерландского Роттердама и германского Вильгельмсхафена в Северный Рейн-Вестфалию, которая является наиболее экономически сильной федеральной землей ФРГ.

Интересно, что премьер-министр региона Армин Лашет стал кандидатом в канцлеры ФРГ от правящего союза ХДС/ХСС.

Это не первый водородный проект Uniper, ранее компания заявляла о готовности переформатировать СПГ-терминал в Бремерхафене в мощности, способные принимать водород, пусть пока немцам неоткуда импортировать эти объемы.

«Водородная энергетика набирает обороты, но малыми темпами. Рынка водорода в мире не существует, просто из-за технического уровня развития мировой промышленности», - констатирует Митрахович.

Водород остается сырьем, производимым из газа с помощью парового реформинга. «Зеленый» водород из возобновляемых источников энергии (ВИЭ), т. е. ветряков и солнечных батарей, в современной экономике отсутствует.

«Химические заводы делают из газа водород, необходимый им для технологических процессов, перерабатывают его, и на этом все заканчивается. Водород никто никуда не везет в промышленных количествах. В мире нет рынка водорода, когда одна страна его произвела, а другая – его купила, нет и технологических решений, способных обеспечить крупные объемы», - заключает Митрахович.

Однако если в водородную тему будут вкладываться деньги, то производственные мощности в мире появятся.

«Евросоюз провозгласил курс на водород и сделал его историю ключевой в экономических планах. Только результата будет добиться непросто – между заявлениями и реальностью придется пройти большую дистанцию», - резюмирует Митрахович.

Водород как таковой намного дороже атомной энергетики и углеводородов, а при реализации планов ЕС его стоимость повысится в разы.

«Европейцам нужен «зеленый» водород, продвигаемый с помощью электролиза электроэнергии с ВИЭ. Недавно агентство Bloomberg опубликовало статью, в которой говорится, что даже в ЕС введут штраф в 200 евро за тонну выбросов, «зеленый» водород не будет экономически рентабельным и продолжит проигрывать «голубому» водороду из метана», - констатирует Митрахович.

Одновременно возникнет много вопросов по инфраструктуре, придется полностью поменять подход к обслуживанию автомобилей.

«Одно дело построить зарядные станции для электромобилей, а другое – заправочные станции для водородной техники, это потребует много денег, поэтому выгодным для европейцев является российское предложение», - заключает Митрахович.

Москва предлагает европейцам реализовать водородную историю не вместо природного газа, а вместе с ним. Такой водород можно будет использовать как в промышленности, так и в автомобильном транспорте и других секторах экономики.

Европейцы не продвинулись далеко в реализации водородных проектов, тем более конъюнктура в европейской экономике может поменяться. Достаточно посмотреть на то, что в 2021 году случилось на газовом рынке.

В 2020 году Брюссель рапортовал, что ВИЭ обогнали углеводороды в энергопотреблении ЕС. Данные сразу вызвали сомнения – в них явно навели тень на плетень, но европейское потребление углеводородов в «коронакризис» действительно снизилось.

Цифры были основаны на первой половине 2020 года, но в 2021 году ситуация развернулась – спрос на газ вырос на 25%, цены в Европе из-за повышения котировок в Азии, холодной зимы и жаркого лета подошли к максимумам. В ЕС предъявили претензии «Газпрому» из-за нежелания российской компании увеличивать транзит через Украину для компенсации недостачи на европейском рынке СПГ.

Учитывая, что у водорода нет экономически обоснованных решений, истерия по нему скоро пойдет на спад.

«Если водородные проекты отвлекут на себя все деньги, которые в ЕС тратятся на энергетику, то это обернется дисбалансами. Невозможно одновременно развивать газ, водород и строить инфраструктуру для электромобилей», - резюмирует Митрахович.

Энергетика требует правильного планирование, попытка реализовать все приведет к проблемам и недостачам.

«Из-за чего был блэкаут в Техасе? Было вложено недостаточно денег в газовую инфраструктуру, а средства потрачены на другие проекты. Вот такого рода риски существуют в Европе, но это не значит, что там откажутся от водорода и СПГ», - констатирует Митрахович.