Турции нечего предложить России в торге о признании Крыма
wikipedia.org  /  Zairon / CC-BY-SA-4.0

Педалирование темы Северного Кипра противоречит национальным интересам РФ, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» политолог Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

РФ не пойдет на обмен признаний с Турцией

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что российские регионы никогда не будут предметом международных сделок.

Так Песков оценил идею профессора турецкого Университета Малтепе Хасана Унала о возможности соглашения между РФ и Турцией о взаимном признании Крыма как российского региона и Турецкой Республики Северного Кипра как независимого государства.

Унал предложил России возглавить данный процесс, после чего турецкая сторона к нему бы присоединилась.

Если убрать за скобки принципиальную невозможность таких действий для России – у Москвы хорошие отношения с Кипром и Грецией, то речь идет о неравномерном партнерстве. России не сильно нужно признание Анкары статуса Крыма после 2014 года.

Проблемы нам создают американские и европейские санкции, а не позиция таких стран, как Турция. Если бы вопрос был поставлен о соглашении с Евросоюзом и США, то в Москве об этом бы подумали, но турок это не касается.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков
Prt Scr youtube.com  / Соловьёв LIVE

«Проблемы Северного Кипра и Крыма отделены друг от друга. Северный Кипр не является частью Турции и никогда в нее не входил, а Анкара не пыталась включить его в свой состав. Еще Северный Кипр, в отличие от Крыма, появился вследствие военных действий», - констатирует Брутер.

Кипр входил в состав Османской империи, но не современной Турции, возникшей в 1923 году, его Порта передала британцам в XIX веке.

Кипр получил суверенитет от Великобритании в 1960 году, но там сразу вспыхнул межэтнический конфликт между греками и турками. Сначала турки были отделены от исполнительной власти, а затем произошла сепарация одной общины от другой.

В 1974 году на Кипре от власти было отстранено легитимное правительство архиепископа Макариуса, после чего новые власти начали кампанию по интеграции острова в состав Греции, на что турки ответили военной интервенцией.

Результатом процессов стала Турецкая Республика Северного Кипра, не признанная ни одним государством, кроме Турции.

«Кипрское урегулирование находится в ведении таких структур, как ООН и Евросоюз, проводившего там референдум об объединении. Голосование закончилось провалом – жители основной части Кипра отказались дать Северному Кипру согласованный Брюсселем пакет прав. Вмешательство РФ в данный кейс контрпродуктивно и бесперспективно», - резюмирует Брутер.

У Москвы нет интересов на Северном Кипре, а Анкара, наоборот, заявляет об амбициях в отношении Украины и Крымского полуострова.

Политолог Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер
youtube.com  / VestiKavkaza

«В истории такие вещи иногда случаются, но вхождение в размены, когда в них нет большой необходимости, в долгосрочном плане противоречит российским внешнеполитическим интересам», - заключает Брутер.

Ремарки Унала можно оценить как зондаж почвы. В Анкаре начался новый раунд активности по Северному Кипру, в регион съездил с визитом турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, выдавший на-гора массу политических заявлений.

Однако турки могут говорить все что угодно, а в реальности им нечего предложить России.

Идея с обменом не имеет перспективы

Старший эксперт Центра ближневосточных исследований МГИМО, кандидат исторических наук Юрий Зинин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заметил, что такой обмен не имеет перспективы.

«Ремарка показывает усиление активности Турции во внешнеполитической сфере, причем по разным направлениям, будь то Северный Кипр, будь то Афганистан, где турки также принимали участие», - констатирует Зимин.

Анкара периодически подбрасывает для обсуждения идеи, выбрасываемые в информационное пространство через различные каналы.

Старший эксперт Центра ближневосточных исследований МГИМО, кандидат исторических наук Юрий Зинин
youtube.com  / Sortoviruss

«В Анкаре предполагают, что у них есть основания для таких действий с учетом веса Турции, ее экономического и стратегического положения, членства НАТО и одновременно поддержания развитых отношений с Россией», - резюмирует Зимин.

Нас многое связывает с Турцией, пусть после сбитого Су-24 в 2015 году уровень доверия с правительством Эрдогана не вернется на прежний уровень, но есть «Турецкий поток», АЭС «Аккую», диалог по Сирии и другим вопросам, а также товарообмен.

В 2020 году торговый оборот России и Турции составил 20,8 млрд долларов – это больше, чем с Украиной и Францией, и сопоставимо с Белоруссией, особенно если учесть падение объемов на 19,95% из-за «коронакризиса» и прошлогоднего снижения турецких закупок газа.

В 2021 году турецкий импорт газа в РФ вырос более чем в два раза из-за того, что на газовом рынке ЕС прошел период аномально низких цен.

«Турки пробрасывают такие заявления, но я не думаю, что идея имеет продолжение, зато это помогает напомнить о себе и поиграть на отношениях с РФ и Крымской проблеме. Это не стратегический шаг Анкары, а срезка проблемы – никто Северный Кипр не признал, а притягивать сюда Россию бесперспективно, турки вряд ли что-то могут ожидать», - заключает Зимин.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
Федеральное агентство новостей  / Ирина Селезнева

Данное предложение высказано на экспертном уровне, а не турецким истеблишментом.

«Есть заявления турецкого парламентария, который жестко отверг такую сделку. Это говорит о том, что с турецкой стороны далеко не все разделяют предложенный подход по Крыму и Северному Кипру», - констатирует Зимин.