Турция не получит черноморский газ без западных технологий и инвестиций
ТАСС  /  ZUMA Wire

Турки в 2023 году не получат значимых объемов газа с месторождений в Черном море, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев.

Турки добыли газ со дна Черного моря

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил на церемонии сжигания газа, добытого рядом с черноморской провинцией Сакарья. Газовый факел сожгли на судне «Фатих», и это были первые объемы со скважины Turkali-1.

Турецкий лидер заявил, что страна в 2023 году собирается начать промышленную эксплуатацию черноморского газового месторождения.

Однако по амбициозным планам есть сомнения. Во-первых, стоит посмотреть на дату. 2023 год – это год столетия Турецкой Республики, Эрдоган отходит от наследия Кемаля Ататюрка, но официальную политическую мифологию чтит. Под 2023 год в Турции обещали создать истребитель пятого поколения (это нереально), прорыть дублер Босфора (полностью инфраструктурные работы выполнить не удастся), завершить другие проекты, включая разработку черноморского газового месторождения.

Во-вторых, на Turkali-1 присутствует отставание от изначального плана работ. Турецкое информационное агентство Anadolu 5 ноября 2020 года сообщило о начале работ на судне «Фатих», представляющем собой плавучую буровую установку.

Президент Турции Реджеп Эрдоган
tccb.gov.tr  / T.C. Cumhurbaşkanlığı Kurumsal İnternet Sayfası

Министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез тогда заявил, что буровые работы на скважине Turkali-1 займут 75 дней, но от начала работ до ритуального заявления Эрдогана прошло 8,5 месяца.

Турецкое правительство во главе с Эрдоганом уделяет большое внимание газовым проектам. Они стали политическим оружием в истории с Северным Кипром и темой постоянных спекуляций в контексте черноморской акватории.

Эрдоган 21 августа 2020 года сообщил об обнаружении 320 млрд кубов сырья в газовом месторождении Tuna-1, также находящемся возле провинции Сакарья. Турецкий руководитель тогда также отмечал, что проект будет готов к поставкам газа в 2023 году.

Говорить Эрдоган любит, но Турция в 2021 году нарастила поставки из РФ в 2,5 раза, а прошлогодние слова о диверсификации поставок сырья в Анкаре сегодня позабыты. Есть вопросы и по заявленным запасам – Турция, как и другие страны, преувеличивает свои возможности. Если судить по публичной риторике, то мировыми лидерами по газу являются Венесуэла и Туркмения.

Черное море является специфической акваторией
pixabay.com  / pixabay.com

Черноморские проекты носят региональный характер

«У турок нет технологий для добычи газа на этих месторождениях, учитывая сложную геологию региона и существенную глубину заложения, все зависит от присутствия иностранных инвестиций и технологий», – констатирует Белогорьев.

Черное море геологически является впадиной с большой прибрежной глубиной. В данной акватории, как и на средиземноморском шельфе, добывать сырье так же сложно и дорого, как в Арктике или в Норвежском море.

«Западные компании, обладающие нужными технологиями, не высказывают особого интереса к турецким проектам. Они предпочли схожие проекты в Румынии, которые также находятся на черноморском побережье», – резюмирует Белогорьев.

Запасы, обнаруженные турками, действительно большие, поэтому они приложат усилия для разработки месторождений. Энергетика является важной темой в концепции Эрдогана, он уже много лет создает в Турции газовый хаб и имеет успехи.

В Турцию приходят газопроводы «Голубой поток», «Турецкий поток» и TANAP, в стране есть СПГ-терминалы и мощности по переправке сырья в соседние страны Европы. Естественно, собственный газ усилит позиции турецкой энергетики.

Заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев
Федеральное агентство новостей  / Александр Окунев

«Инвестиционный цикл в таких проектах составляет не менее 4-5 лет, но он до сих пор не запущен. Пробурить одну скважину и начать из нее добычу газа можно, но пока сложно говорить о масштабной добыче», – заключает Белогорьев.

Проект не даст туркам в 2023 году объемов, заметных на их национальном рынке. Потребление газа в Турции составляет 45-46 млрд кубов газа в год, на этом фоне манипуляции с Turkali-1 не могут стать существенными.

«Туркам для начала надо найти инвестора, который был бы в этих разработках заинтересован», – констатирует Белогорьев.

Добыча на Черном море будет расти: амбиции есть у Турции, Румынии, Болгарии, а до 2014 года Украина пыталась добывать газ в этой акватории. Для стран региона, кроме РФ, черноморские объемы важны, но они незаметны на мировом рынке.

«Для мировой энергетики Черное море значения не имеет, это сугубо региональный вопрос. На Украине в черноморском направлении разочаровались еще до 2014 года, а затем тема перешла к РФ и остановилась. В Румынии также не все просто, пусть там в ближайшие шесть лет и ожидается рост добычи. Для Турции это вопрос энергетической безопасности», – резюмирует Белогорьев.

Турки рассчитывают снизить зависимость от импорта газа из России, Азербайджана или по линии СПГ и для этого работают над Черным морем.

«Турецкий поток» способен доставить в Турцию 33 млн кубов газа в год
kremlin.ru  / Администрация Президента РФ

«Это общемировая тенденция, все пытаются снизить зависимость от импорта энергоресурсов, но не у всех это получается. У Турции нет наземных месторождений, поэтому внимание Анкары обращено на шельф», – заключает Белогорьев.

Планов у турок много, а их практический эффект покажет только время.