США сложно торговаться с Ираном из-за интересов Израиля и Евросоюза
Федеральное агентство новостей  / 

В текущий момент Иран является важным раздражителем информационного характера для рынков энергоносителей в целом и нефти в частности, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов

США показывают нетерпение в переговорах с Ираном

Госсекретарь США Энтони Блинкен на пресс-конференции в Кувейте 29 июля заявил, что переговоры о возобновлении Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной сделке с Ираном не могут продолжаться бесконечно, сообщает Reuters.

Блинкен также подчеркнул, что Вашингтон привержен дипломатии, однако мяч находится на стороне Ирана. Очевидно, стороны, которые провели уже шесть раундов переговоров, так и не могут прийти к общему согласию относительно новых условий СВПД. 

Байдену приходится разбираться с иранским "наследием" Трампа
ФБА «Экономика сегодня»  / 

К примеру, Иран недавно заявлял представителям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) о том, что отказывается предоставить организации информацию об обогащении урана, пока не завершатся переговоры по поводу отмены санкций США на экспорт иранской нефти.

В мае Bloomberg со ссылкой на МАГАТЭ сообщал, что Тегеран располагает 2,4 кг урана, обогащенного до 60%, хотя условия СВПД ограничивают этот предел до 3,67%. Кроме того, Иран произвел 63 кг урана, обогащенного на 20%. Предполагается, что страна уже готова приступить к созданию атомного оружия.

Так или иначе, затянутые переговоры вынудили США выразить свое нетерпение в публичном информационном пространстве.

«Заявления американских политиков выглядят весьма неоднозначно. США по собственной инициативе и в одностороннем порядке, используя совершенно формальный повод, вышли из сделки с Ираном, которая касалась исключительно вопросов обогащения урана», – прокомментировал Александр Фролов.

Спекуляции на тему Ирана продолжаются

Выход Вашингтона из ядерной сделки в 2018 году весьма изумил партнеров в Евросоюзе, которые уже настроились получать иранскую нефть.

По словам эксперта, Европа традиционно с большим интересом относится к добыче нефти именно в Иране, потому что энергоноситель в этом регионе соответствует ряду физико-химических характеристик, которые удовлетворяют требования европейских нефтеперерабатывающих заводов.

«Столкнувшись с противодействием со стороны союзников и в ходе политического кризиса, сопровождавшего президентские выборы, США наконец-то пришли к идее о возвращении самих себя в ядерную сделку с Ираном и теперь переживают, что мяч находится не на их поле», – отметил Фролов.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Эксперт констатировал, что Иран является важным раздражителем информационного характера для рынков энергоносителей в целом и нефти в частности. В свете возможной новой ядерной сделки множатся спекуляции на тему того, что Иран зальет нефтью международный рынок и тем самым повлияет на стоимость энергоносителя.

«В этой связи возникает сильное дежавю, потому что со второй половины 2014 года на фоне бушевавшего кризиса на рынке углеводородного сырья делались абсолютно аналогичные прогнозы относительно Ирана, – объясняет Александр Фролов. – Все ожидали снятия санкций с Ирана и увеличения добычи нефти».

Эксперт подчеркнул, что каждая подобная новость приводила к кратковременному увеличению цен на нефть. Сейчас эта история повторяется, но с меньшей интенсивностью.

Фролов считает, что для США сложившаяся ситуация выглядит двояко. С одной стороны, понятно почему Дональд Трамп вышел из этой сделки, а с другой – сейчас Вашингтону приходится учитывать интересы союзников в Европе и Израиле.

Израиль в принципе с некоторым недоумением относится к снятию санкций с Ирана, который ведет неоднозначную деятельность в отношении израильских специалистов, занимающихся разработками в области ядерной физики.

Новости про Иран влияют на биржевую стоимость нефти
pixabay.com  / Gerd Altmann

Безусловно, снятие санкций увеличит экономическую мощь Ирана. Однако не стоит преувеличивать то влияние ядерной сделки, которое она может оказать на Тегеран.

«Эта страна показала, что она может жить в условиях санкций, причем более жестких, чем те, которые применялись к России», – акцентировал Александр Фролов.

Иран может самостоятельно создавать ядерные объекты и делать массу иных вещей, которые не все развитые страны умеют делать – и это в условиях серьезных ограничений.

Скорее всего, сейчас Иран пытается выторговать для себя более весомые гарантии и бонусы, чем те, которые были в прежней сделке, из которой вышел когда-то Дональд Трамп, резюмировал эксперт.