Аналитик Фролов оценил стремление Казахстана направить нефть из Евросоюза на рынок Азии
pixabay.com  / 

Европейская политика по снижению углеродного следа не затрагивает ни нефть, ни газ. Хотя налог и может распространиться на углеводороды, произойдет это не в ближайшее время, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов

Казахстан зря испугался углеродного налога

В случае введения углеродного налога в Европейском союзе Казахстан может переориентировать часть экспорта нефти с европейского направления на Китай и страны Юго-Восточной Азии, заявил замминистра энергетики страны Жумабай Карагаев.

По мнению Карагаева, у Казахстана есть основания полагать, что введение налога негативно отразится на нефтегазодобывающей сфере страны, поэтому потребуется воспользоваться указанными маршрутами транзита углеродного сырья. В текущий момент поставки нефти из Казахстана сосредоточены на Евросоюзе. 

«Европейский трансграничный углеродный налог в его нынешнем виде будет касаться металлургии, производства удобрений и электроэнергии, – объясняет Александр Фролов. – Сейчас европейская политика по снижению углеродного следа не затрагивает ни нефть, ни газ. Безусловно, налог может распространиться и на углеводороды, но это произойдет далеко не в ближайшее время».

Углеродный налог Евросоюза пока касается лишь металлургии, производства удобрений и электричества,
mmk.ru  / пресс-служба ММК

С другой стороны, соглашается эксперт, есть вполне понятные риски, связанные с углеродным налогом в Европе, которые касаются нефти как таковой и частично газа.

Евросоюз очень часто транслирует в публичное пространство, что к 2030-м годам будут упразднены автомобили и другие транспортные средства с двигателями внутреннего сгорания. Соответственно, нефтяное сырье будет не нужно, по крайне мере как моторное топливо. В этом случае потребление нефти у них упадет.

«В этом плане можно связать опасения Казахстана с европейскими инициативами. Хотя, лично по моему мнению, никакой угрозы для нефтегаза в ближайшее время нет», – комментирует Фролов.

123
Инфореактор  / pixabay.com

Еврокомиссия в середине июля опубликовала проект трансграничного углеродного регулирования. Как следует из документа, европейские чиновники планируют уравнять продукцию, произведенную в ЕС с минимальными выбросами углекислого газа, с продукцией других стран, где используются технологии с высокими выбросами.

Платить таможенные пошлины импортеры начнут с 2026 года, когда механизм трансграничного углеродного регулирования окончательно вступит в силу, для чего потребуется приобретать соответствующие углеродные сертификаты.

Обширный план действий для полной ликвидации углеродных выбросов в Евросоюзе к 2050 году предполагает значительную перестройку экономики ЕС.

Перспективы Казахстана на Востоке

Добыча нефти в Казахстане в 2020 году составила 85,7 млн тонн, в 2019 году – 90,5 млн тонн, отчитывался ранее министр энергетики республики Нурлан Ногаев.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов
Федеральное агентство новостей  / Степан Яцко

«Казахстан является заметным игроком на нефтяном рынке. Однако те объемы, которые Нур-Султан теоретически развернет на восток, и сроки, в которые он может это сделать, в совокупности не окажут заметного влияния на российские поставки на этом же направлении», – отмечает Фролов.

Как отмечает эксперт, спрос на нефть в Китае продолжает расти. Сейчас страна потребляет почти 15 млн баррелей в сутки, что делает ее вторым государством по потреблению в мире после США. При этом внутренняя добыча Китая составляет около 4,5 млн баррелей. Получается, что на внешних рынках закупаются порядка 10,5-11 млн баррелей в сутки и показатель имеет тенденцию к увеличению.

В этом плане Казахстану можно пожелать продуктивности, так как восточное направление является перспективным, резюмировал Фролов.