Прибалтика и Польша стали авангардом пропагандисткой политики НАТО
wikipedia.org  /  U.S. Department of State / Public Domain

НАТО использует культурные моменты в политике, направленной против РФ и Белоруссии, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

НАТО выстраивает инфраструктуру вокруг России

Федеральное агентство новостей (ФАН) сообщает, что Североатлантический альянс ведет идеологическую войну с целью подрыва патриотических настроений и традиционных ценностей россиян с помощью центров стратегической пропаганды.

Центры расположены вдоль российской границы: в Польше, странах Прибалтики и Финляндии. Они являются русофобскими университетами, куда набираются сотрудники из оппозиционно настроенных россиян, готовых работать на зарубежные интересы.

Перед нами стандартная практика политики коллективного Запада. Она используется в США (такие центры существуют в Стэнфорде и Йеле) и государствах ЕС, ее характерным примером является документ Европейской народной партии (ЕНП) по вмешательству во внутренние дела Белоруссии. Данный подход использовал и фонд Сороса, взрастивший целые поколения проамериканских политиков в Восточной Европе и странах бывшего СССР.

ФАН назвал Центр передового опыта в области стратегических коммуникаций (StratCom), расположенный в Риге, где делается в год по десять «исследовательских» материалов антироссийской направленности. Там уделяется особое внимание переписыванию истории и отрабатыванию в пропагандистском ключе темы якобы агрессивной внешней политики РФ в отношении постсоветских государств.

Латвия, как и Литва, занимаются антироссийской деятельностью
Федеральное агентство новостей  / Карен Маркарян

Второй точкой является Центральная группа психологических действий Вооруженных сил Польши, подчиняющаяся польскому командованию сухопутных войск. Под патронажем Варшавы осуществлял деятельность против Белоруссии Telegram-канал Nexta.

Третьим объектом обозначен Европейский центр передового опыта по противодействию «гибридным» угрозам (Hybrid CoE) в Хельсинки, партнерами которого являются международный военный штаб НАТО, международный секретариат НАТО и Еврокомиссия.

Бюджет финляндской структуры равен 1,5 млн евро, и она имеет двойное назначение. Центр борется с РФ и втягивает финнов в орбиту НАТО.

После Второй мировой войны, в которую Финляндия вступила в альянсе с Германией, между Западом и Москвой было достигнуто соглашение, что Хельсинки становится нейтральной страной, но в связи с развалом СССР натовцы изменили подход к этому вопросу.

Перед нами страны второго-третьего порядка, не обладающие влиянием на западную политику. Они территориально близки к России, когда-то входили в ее состав, но на этом их влияние на внутрироссийские дела заканчиваются.

С Хельсинки у Москвы хороший диалог на высшем уровне, а вот с поляками и прибалтами он отсутствует. РФ не Белоруссия, на нас нельзя воздействовать с помощью таких центров, пусть они и заточены против Москвы. Только такая деятельность расширяется, на нее выделяются деньги, а в данных структурах проходят стажировку россияне, и это негативный процесс.

Финляндия является нейтральной страной
pixabay.com  / 

НАТО использует фактор культурной близости

«НАТО проводит работу в этих странах из-за того, что они носят пограничный характер. Есть такое понятие, как интернализация, обычно жители расположенных рядом государств близки по менталитету и хорошо друг друга понимают», – заключает Оленченко.

В НАТО руководствуются логикой, что соседи неплохо усваивают идеи друг друга. Польская культура похожа на российскую, а прибалты мало того что 30 лет назад входили в состав СССР, так говорят по-русски и обладают смешанным населением.

В Прибалтике, кроме Латвии, по белорусскому направлению работают литовские центры.

«Если Альянсу нужно создать центр по подготовке людей в Белоруссии, то лучше расположить его в Литве. Литовцы имеют контакт с белорусами, исторически они были близко, и у них имеется общая история», – констатирует Оленченко.

Отношения литовцев и белорусов Оленченко приводит в качестве примера, точно также можно сказать про латвийцев и русских.

«Вот Германия – это уже другая реальность, простому белорусу или русскому туда сложнее поехать. В Германии иные подходы и требования, поэтому НАТО по этому вопросу действует разумно», – резюмирует Оленченко.

Прибалтика и Польша стали авангардом пропагандисткой политики НАТО
Prt Scr youtube.com  / News-Front

Альянс создает мелкие пропагандистские структуры в тех странах, где есть российская и белорусская диаспора. Это характерно для политики НАТО против Белоруссии, обладающей регионами, которые культурно близки к Литве и Польше.

Эффективность таких действий НАТО не очень большая, но в Альянсе действуют поступательно и систематически.