Талибы поверили в газовые богатства Туркменистана
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Перспективы газопровода «Тапи» при талибах не стали лучше, чем при правительстве Гани, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Талибы выдавили проамериканское Правительство из Афганистана
Global Look Press &nbsp/&nbspXinhua

Талибы заявили о планах в энергетике

Издание Upstream сообщает, что приход запрещенного в РФ и признанного террористическим движения «Талибан»* к власти в Кабуле может дать новую жизнь нескольким энергетическим проектам, включая трансафганский газопровод «Тапи» (Tapi).

Интервью по этому поводу дал пресс-секретарь «Талибана» Сухейль Шахин, назвавший «Тапи» долгосрочным приоритетом Афганистана. Талибы в 2021 году посещали Ашхабад и вели переговоры по проекту с туркменским руководством.

Стороны проявили заинтересованность в «Тапи»: туркменский МИД после взятия Кабула талибами заявил о братских отношениях с афганцами. Это не официальное признание Ашхабадом власти «Талибана», но риторика в стиле «ребята, давайте сотрудничать».

«Тапи» – это проект газопровода, который должен доставить туркменский газ через Афганистан в Пакистан и Индию. Вторым начинанием талибов является строительство в Афганистане энергосети, по которой туркменское электричество пойдет в Пакистан.

Мощность «Тапи» оценивается в 33 млрд кубов газа в год, длина – 1840 км, 1600 км из которых должны пройти через Афганистан и Пакистан. На бумаге «Тапи» кажется интересным проектом, но объективные факторы делают его бесперспективным.

Ашраф Гани сбежал с деньгами из Афганистана
Global Look Press &nbsp/&nbspSven Hoppe / dpa

Во-первых, стабильность режима талибов – они не контролируют полностью даже Кабул, а формальный переход к ним власти обеспечен только тем, что за границу сбежало проамериканское правительство Ашрафа Гани. Во-вторых, непонятно, кто будет финансировать проект – «Талибан» в мире никто не признает, а стоимость газотранспортной инфраструктуры составляет миллиарды долларов.

В-третьих, есть вопросы по отношениям Индии и Пакистана, между которыми 70 лет идет пограничный конфликт с риском перерастания в ядерную войну, а в-четвертых, и это самое главное, нет гарантии, что эти 33 млрд кубов газа найдутся в Туркмении.

Сегодня весь туркменский экспорт газа уходит в Китай, причем Ашхабад не выполняет заявленных планов.

Есть вопросы по Туркмении

«Ситуация двоякая. Если посмотреть на «Тапи» как на проект в вакууме, учитывая только потребности целевого рынка, то выглядит он скромно по заложенным мощностям», - констатирует Фролов.

Наиболее перспективным рынком сбыта является Индия, ее потребности могут переварить значительно большие объемы газа.

Индии необходимы большие объемы газа
pexels.com &nbsp/&nbsp

«Индия, несмотря на расположение в Азиатско-Тихоокеанском регионе, остается запертым рынком. Потенциальный спрос там велик, но технически сложно проложить в Индию газопровод как из РФ, так и из других стран-поставщиков газа», - заключает Фролов.

Индия является популярной темой в российской энергетике, но наши поставщики в основном ориентируются на СПГ-сегмент.

«В рамках чистой экономики «Тапи» как проект прекрасен и скромен, учитывая, что потребности Индии в газе будут только расти, но есть вопросы, на которые нет ответа. Первым из них является газовый потенциал Туркмении», - резюмирует Фролов.

Туркменистан не обеспечивает полностью потребностей Китая. Единственный проект, который был реализован там за последние годы – это система поставок туркменского газа на китайский внутренний рынок.

«Объем поставок из Туркмении в Китай ниже прогнозируемого. Туркменские возможности оказались значительно меньше, чем прогнозировалось, поэтому газовый потенциал Ашхабада находится под вопросом», - констатирует Фролов.

Туркмены не смогли обеспечить китайский рынок
pixabay.com &nbsp/&nbsp

Ситуация в Афганистане принципиально не улучшилась

Для строительства такого проекта, как «Тапи», необходима стабильность, а ее в Афганистане нет.

«Даже до прихода талибов к власти были сомнения по прокладке газопровода. Сбежавшее номинальное Правительство Афганистана не контролировало всю территорию страны, поэтому при постройке такой инфраструктуры пришлось бы договариваться с массой людей с интересной биографией, которые контролируют отдельные афганские земли», - резюмирует Фролов.

Сегодня ситуация по «Тапи» принципиально не изменилась по сравнению с тем, что было в июле 2021 года или с тех пор, как в Афганистане начали хозяйничать американцы, выстраивая там «демократию» по западному образцу.

«Есть вопросы по тому, насколько долго продлится единство «Талибана», насколько долго все эти люди, сидящие по ущельям, будут друг с другом сотрудничать против общего врага и насколько долго они не будут вести противостояние за ресурсы. Вполне возможно, что мы просто не видим, а в Афганистане уже кто-то в кого-то стреляет, перераспределяя сферы влияния», - заключает Фролов.

Сценарий данных конфликтов стандартен, поэтому Афганистану далеко до нормализации ситуации.

«Для «Тапи» ничего не изменилось. Я бы даже не стал акцентировать вопрос на противостоянии Пакистана и Индии, потому что до пакистанской территории данный газопровод еще надо дотянуть», - констатирует Фролов.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов
Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbspСтепан Яцко

Строить «Тапи» хотели начать еще в 2017 году, но все это осталось риторикой. При талибах ситуация не станет лучше, хотя бы из-за того, что их режим заблокирован по внешнеторговому направлению Западом.

«По поставкам электроэнергии есть аналогичные вопросы, и прокладывать любые магистрали проблематично», - резюмирует Фролов.

* Террористическая организация, запрещена на территории РФ.