Третий энергопакет поставил европейское право выше международного
Федеральное агентство новостей  /  torange.biz / wikipedia.org / Frank Vincentz / GNU Free

Судебным путем добиться результата по «Северному потоку – 2» в ЕС невозможно, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заведующий кафедрой международного права МГУ Алексей Исполинов.

«Северный поток – 2» закончат 12 сентября 2021 года
ФБА «Экономика сегодня» /

ЕС ведет против «Северного потока – 2» неправовую борьбу

У компании Nord Stream 2 AG существуют три задачи: во-первых, достроить «Северный поток – 2», во-вторых, добиться его сертификации и запуска, а в-третьих, вывести его из-под норм Третьего энергопакета. Без этого проект не сможет заполниться на 100% и выполнять стратегические задачи.

Первая задача выполнена, вторая – будет без проблем реализована, а третья напоролась на сопротивление ЕС. Ярким примером является решение Дюссельдорфского суда по «Северному потоку – 2».

Суд признал юрисдикцию Федеральных сетей ФРГ (Bundesnetzwerk) над проектом и его подчиненность нормам газовой директивы ЕС на том основании, что он являлся до 23 мая 2019 года незавершенной вещью.

Газопровод был согласован в 2015 году, а в 2017 году были подписаны финансовые соглашения. Магистральный газопровод – это сложная система, которая не только долго строится, но и вписывается в энергосистему Европы на десятилетия вперед. Из-за этого размышления о незавершенной вещи к нему неприменимы.

Газопровод обошелся в 9,5 млрд евро
ФБА «Экономика сегодня» / ФБА «Экономика сегодня»

«Северный поток – 2» был спроектирован так, чтобы не подпадать под Третий энергопакет. В таком виде его согласовали с инвесторами, после чего проект получил финансирование в 9,5 млрд евро.

Одновременно в ФРГ был построен принимающий газопровод Eugal стоимостью в 3 млрд евро. Это большие деньги, их вкладывают только в долгосрочные проекты, защищаемые инвестиционным правом.

Еврокомиссия все это проигнорировала и применила против проекта персонально созданные ограничения. 

Если бы так с европейской компанией поступили в юрисдикции третьей страны, в Евросоюзе восприняли бы ситуацию как злостное нарушение прав добросовестного инвестора, но в случае с Nord Stream 2 AG достаточно рассуждений о незавершенной вещи.

Как газопровод мог быть закончен в срок, если его реализации постоянно мешали? Если руководствоваться таким подходом, долгосрочные инвестиции станут невозможными в принципе.

Правительствам достаточно переписать законы и ввести их в отношении заключенных контрактов. Это нормально для Северной Кореи или Украины, но здесь мы имеем дело с «просвещенной Европой».

Еврокомиссия наплевала на международные нормы
wikipedia.org / pixabay free images / pixabay.com/photos/eu-european-commission-brussels-1232430

Nord Stream 2 AG подаст апелляцию на решение Верховного суда Дюссельдорфа в Федеральный суд ФРГ. Также компания 26 сентября 2019 года подала иск против ЕС по договору к Энергетической хартии.

Должен состояться международный коммерческий арбитраж по принципу ad hoc. Перспективы есть: европейские страны выкручивают руки многим энергокомпаниям, и есть прецеденты выигранных дел.

Россия в арбитраже может получить деньги

«Данный иск – это вариант, дело ЮКОСа наоборот, где истцом выступает Россия. Арбитраж не может отменить решения национальных судов и нормативных актов, даже если он признает их противоречащими международному соглашению, в этом случае – договору к Энергетической хартии», – констатирует Исполинов.

Арбитраж может взыскать убытки и компенсации, но не исправить ситуацию по «Северному потоку – 2».

«Если мы хотим запустить проект на 100%, а не просто получить денежки, оставив трубу наполовину сухой, нужно согласовать компромиссный вариант. Европейцы говорят о передаче Nord Stream 2 AG в чьи-то дружелюбные руки, например, в лице партнеров «Газпрома» по «Северному потоку – 2»», – резюмирует Исполинов.

Решение арбитража не изменит европейские решения
pixabay.com / Arek Socha

В «Газпроме» такой вариант прорабатывают, а последние события не являются сюрпризом для компании.

«Немцы в этом отношении собаку съели. Когда запускался Третий энергопакет, в Евросоюзе энергокомпании были маленькими «Газпромами» с едиными функциями – добычей, транспортировкой и продажей энергоресурсов. Еврокомиссия хотела запустить самый жесткий вариант в виде переуступки собственности, а ФРГ пролоббировала компромиссные решения», – заключает Исполинов.

Вместо передачи права собственности происходит уступка операционного контроля и управления без изъятия.

«Газопровод ожидаемо споткнулся на европейском правиле разделения добычи и транспортировки сырья. Затяжка проекта была сделана для того, чтобы исключить любые шансы «Северного потока – 2» на непопадание в Третий энергопакет. Теперь это подтверждено судом ФРГ, решение может быть оспорено в следующих инстанциях, но никто его отменять не будет», – констатирует Исполинов.

Заведующий кафедрой международного права МГУ Алексей Исполинов
il-msu.ru /

Можно пойти в Федеральный суд ФРГ, а дальше – в Конституционный суд, но такие разбирательства занимают два-три года, а проект в это время будет ограничен. «Газпром» в 2019 году выплатил Украине 2,54 млрд долларов по стокгольмскому арбитражу, решение которого также было неправовым и политически мотивированным, но другого выхода не оставалось. «Газпрому» нужна не справедливость, а поставки газа.

Право ЕС первично для Брюсселя

«Я полагаю, что «Газпром» потерял иллюзии. Больше нет рассуждений, как у Медведева, что Третий энергопакет – это ерунда, потому что Россия подписала международные договоры с каждым из государств, а pacta sunt servanda. Право ЕС превалирует над национальным и международным правом», – резюмирует Исполинов.

Были попытки России оспорить Третий энергопакет в ВТО, которые закончились провалом в 2018 году.

«Даже если бы мы успешно оспорили, европейцы бы не выполнили это решение. У них железобетонная позиция – первичное право ЕС превалирует над международными договорами и решениями международных судов, будь то ЕСПЧ или суд ВТО. В России любят пинать Конституционный суд за то, что он не уважает международное право, а в Евросоюзе позиция также однозначна. Европейское право работает отдельно от международного и национального права и превалирует над ними», – заключает Исполинов.

Для ЕС первично европейское право
pixabay.com /

Учредительные договоры о создании ЕС доминируют над международным правом. Это внутренняя логика ЕС, которая работает в Западной Европе начиная с пятидесятых годов XX века.

«Добиться позитивного решения в судах невозможно, а компромиссный вариант по «Северному потоку – 2» наверняка уже проработан», – констатирует Исполинов.