18 +

Обозреватель Forbes Ллевелин Кинг высказался по предстоящей встрече президента Украины Владимира Зеленского и президента США Джо Байдена, которая пройдет в Белом доме 31 августа: «шуток будет немного, у лидеров есть друг к другу претензии».

Главной трудностью для помощи Украине является эпичная коррупция, превратившая страну из героя борьбы с коммунизмом, в проблему. Мировые лидеры разводят руками, обсуждая масштабы и глубину хищений в богатой ресурсами стране, которая должна привлекать инвестиции, а не отталкивать их.

Значение Украины для США, как отмечает Кинг, заключается в соседстве с РФ, украинские месторасположение и размеры являются решающим фактором. Автор обвиняет Москву в возвращении Крыма и в поддержке народных республик Донбасса. Еще РФ использует газ в качестве оружия против Украины и других стран Восточной Европы путем давления на украинскую газопроводную систему (ГТС).

Кинг, работающий на нефтяном рынке с 1973 года, транслирует миф про энергетическое оружие РФ, но ни в одном документе не описано что это такое, сам термин впервые появился в риторике Госдепа США.

Украина отказалась закупать у России газ и занимается с 2015 года реверсом, являющимся частью коррупции, о которой пишет Кинг. Что касается транзита, то Москва не обязана осуществлять поставки через Украину.

Автор рассказывает о потерях Киева в 2 млрд долларов от запуска «Северного потока – 2» и цитирует Зеленского, но договор 2019 года обеспечит транзит газа через Украину до 2024 года и доход в 1,2 млрд долларов в год.

Украинский бюджет, о котором беспокоится Кинг, получает только часть денег от транзита, поэтому проблемы Киева преувеличены, тем более 1,2 млрд долларов дохода для страны с населением в 41 млн человек является смешной суммой. Разговоры об этом подтверждают, что Запад создал на Украине недееспособное государство.

Совместное заявление США и ФРГ и снятие Байденом санкций с «Северного потока – 2» усилило опасения Киева. Украинскому руководству не нравится отказ президента США принять Киев в состав НАТО.

Далее Кинг переход к угрожающей всему украинской коррупции. Приток иностранных инвестиций на Украину сократился до нуля, хотя Украина богата природными ресурсами – железом, углем, марганцем, газом, графитом и многими редкоземельными металлами.

Кинг ориентируется на риторику украинских властей. Угля Украине не хватает после потери шахт Донбасса, нефти немного, а газовая добыча находится на максимальном уровне в 20 млрд кубов газа в год, перспектив ее роста нет. С редкоземельными металлами ситуация лучше, но это ограниченный рынок.

Украина разорвала связи с РФ и не может найти драйверы экономического роста, отсюда отсутствие инвестиций, но Кинг полагает, что инвесторы не хотят вкладываться в Украину, боясь, что средства разворуют.

Байден назвал коррупцию раковой опухолью и опубликовал вместе с госсекретарем США Энтони Блинкеном пять пунктов, как Киеву с нею бороться. Кинг срывает покровы: «коллега, работавший на Украине, утверждает, что система там не столько коррумпирована, сколько коррупция является системой». На Западе наконец поняли, что украинские чиновники под политическую демагогию о борьбе с РФ тривиально расхищают страну.

Главным человеком в администрации Байдена, работающим по «Северному потоку – 2», стал специальный посланник Госдепа США Амос Хохштейн, «его знания по проблеме газопровода являются глубокими и личными». Хохштейн входил в консультационный совет «Нафтогаза», но в 2020 году уволился, потому что украинские власти систематически поддерживали коррупционную деятельность в компании.

Значительная часть коррупции связана со сделками между «Нафтогазом» и частными структурами, включая платежи государственными деньгами по мошенническим закупкам.

Кинг в качестве примера приводит «гнусное» дело ноября 2020 года, когда «Укртрансгаз», являющийся дочерней компанией «Нафтогаза», транзитирующий и хранящий газ на Украине, подписал соглашение, по которому 305 млн кубов газа, стоимостью в 80 млн долларов, бесплатно передали одной частной компании.

До 2021 года на долю «Укртрансгаза» приходилось 50% транзита российского газа через территорию Украины.

Хищение произошло по хитрой схеме: с 1999 года «Укртрансгаз» не признавал долг за 418 млн кубов газа перед «Укрэнергосбытом», что использовано для завладения сырьем. С 2019 года велась работа с «Укрэнергосбытом», несколько раз там менялось руководством, с одним из которых в «Укртрансгазе» подписали мировое соглашение. Реальные владельцы «Укрэнергосбыта» два года отстаивали незаконность потери управления, но к тому моменту, как суд признал мошенническим захват акций, переданный «Укртрансгазом» газ был продан.

Подписал соглашение о передаче сырья «Укрэнергосбыту» бывший глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, возглавивший компанию после «революции достоинства», на Западе считали его профессиональным менеджером, способным бросить вызов «Газпрому». Теперь на Украине открыты уголовные дела, а Запад возлагает надежды на Юрия Витренко, нового главу компании «Нафтогаз».

То ли Кинг не знает, то ли специально не сообщает, но Коболев и Витренко более пяти лет работали вместе в «Нафтогазе», постоянно реализуя коррупционные схемы. Самым известным делом является выписывание самим себе премии в 42 млн долларов за «победу» над «Газпромом» в Стокгольмском арбитраже.

Опасной названа фигура Игоря Коломойского, являющегося бенефициаром многих коррупционных сделок.

В ноябре 2020 года поправки в украинский бюджет легализовали одно из крупнейших мошенничеств в интересах Коломойского в виде перевода миллиардов гривен между «Нафтогазом» и «Укрнафтой», 42% которой принадлежат олигарху. «Укрнафта» продает газ компаниям Коломойского по заниженным ценам.

Было погашено 32% долга «Укрнафты» (1,2 млрд долларов), а «Нафтогаз» согласился заплатить компании Коломойского за 2 млрд кубов газа, добытых в 2006 году, но тогда цены на сырье на Украине были в 30 раз ниже, чем сегодня. Кинг еще не написал, что Коломойский был спонсором президентской кампании Зеленского

«Нафтогаз» уже заплатил «Укрнафте» 7 млрд гривен за будущую добычу газа, но, во-первых, это беспроцентный кредит, а во-вторых, деньги будут списаны после вероятного раздела «Укрнафты» на несколько компаний.

Хохштейн после ухода «Нафтогаза» отмечал, что коррупционная проблема для Украины имеет не меньшую важность, чем давление России. Теперь об этом пишут даже в журнале Forbes.