18 +
Поиск

Европа не откажется от давления на уголь и курса на энергопереход по результатам событий 2021 года, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель руководителя Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Издание Financial Times опубликовало материал колумниста Джона Дизарда, в котором рассказано о противоречии в европейской политике: энергетические компании в Евросоюзе сжигают все больше угля, несмотря на заявленные экологические программы.

В 2021 году проблемой энергокомпаний, их регуляторов и потребителей стал рост стоимости электрогенерации из газа. Это наложилось на экологическую политику, направленную на искусственное повышение стоимости угольной генерации.

Для борьбы с потреблением угля была введена система специальных тарифов, но она перестала выполнять свою работу. В ЕС компании должны покупать разрешения на выбросы сверх согласованных уровней, в теории это создает стимулы для сокращения выбросов.

Газ из-за этого должен стать дешевле, а уголь – дороже, но есть пример ФРГ, где за последнюю неделю стоимость газовой генерации составила 104 евро за МВт*час, а угольной – 97 евро за МВт*час.

Разница варьируется за счет энергоэффективности конкретных генераторов, но в среднем положение дел соответствует этим значениям. Проблема усугубится из-за дальнейшего роста цен на газ.

Европейские компании, как считает Дизард, не рады переработке угля, но у них нет другого выбора. Цены на выбросы CO2 выросли не так резко, как котировки угля и газа, данное обстоятельство говорит о несовершенстве европейской системы углеродного налога.

Рынок оказался в сложной ситуации – там опасаются закупать большое количество квот на CO2 ради увеличения угольной генерации из-за риска того, что РФ может отказаться от текущей газотранспортной политики и нарастить газовые поставки в Европу.

Увеличение поставок «Газпрома» обвалит цены на газ, которые в 6 сентября 2021 года достигли рубежа в 650 долларов за тысячу кубов. Дизард ссылается на «крупного российского инвестора», считающего, что сокращение транзита газа через Польшу и Украину является демонстрацией России последствий любых проблем с завершением и запуском «Северного потока – 2».

«Газпром» заполняет подземные хранилища газа (ПХГ) в РФ, но не ведет такой политики в отношении в ЕС. Однако «Газпром» является «удобным злодеем» для Европы, политика компании, по мнению автора, может быть связана с ее внутренними проблемами или просто являться совпадением.

Акции «Газпрома» за последний месяц серьезно выросли, и данный тренд продолжится.

Цены на газ на нидерландской бирже TTF достигнут максимумов в декабре – январе, как раз когда должен заработать на проектную мощность «Северный поток – 2».

Только даже в ситуации высоких газовых цен спрос на сырье в Евросоюзе будет большим. Европейским энергокомпаниям, делающим сегодня ставку на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), придется увеличивать потребление угля. Ярким примером является германская компания Uniper, опубликовавшая в прошлом году доклад о декарбонизации и постепенном отказе от угля.

«Даже если увеличится потребление угля, «зеленая» риторика в ЕС останется. Человека, который скажет о необходимости реабилитации угля, быстро там расстреляют. Европейцы будут по-тихому докупать квоты и использовать больше угля», - заключает Гривач.

Ничего другого им не остается, в условиях высоких цен и относительного дефицита газа только уголь может обеспечить актуальные потребности европейской энергетики.

«Углеродная квота является косвенным налогом и представляет собой усиление экологических репрессий, просто раньше их распределяли с запасом, а теперь секвестировали, усилив экологическую риторику на старом континенте», - констатирует Гривач.

Кроме угля в Европе есть проблемы и с другими энергетическими источниками, в частности с мирным атомом, и не только в ФРГ, где закрываются АЭС. Европейцы погорели на собственной энергополитике, где идеология превалирует над экономикой и здравым смыслом.

«Энергетике нужна стабильная генерация, а возрастание доли ВИЭ увеличивает риски и ставит под вопрос стабильность энергоснабжения. Есть политика, а есть физика и жизнь, так что европейцы сегодня идут по острому краю», - констатирует Гривач.