18 +
Поиск

Ситуация с ценами на уголь и газ не образумит европейцев в их энергетической политике, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетикой безопасности Александр Перов.

Ситуация с ценами на уголь и газ не образумит европейцев в их энергетической политике, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Цена на энергетический уголь обновила исторический рекорд и дошла до отметки в 300 долларов за тонну. Цены на уголь выросли за два дня в полтора раза и идут за газовыми котировками, которые демонстрируют аномальную волатильность.

Издание Fortune сообщило, что Европа наблюдает за резким ростом цен на газ и мало внимание уделяет повышению стоимости угля, что может привести к перебоям к подаче электроэнергии по всей Азии и нарушению производственной части глобальных торгово-экономических цепочек и увеличению тарифов на электричество на планете.

В субботу, 2 октября 2021 года, азиатский индекс Newcastle coal превысил отметку в 203 доллара за тонну, превзойдя показатели 2008 года. Во вторник, 5 октября 2021 года, уголь на индексе AP12 (эталоне для Северо-Западной Европы) стоил 275 долларов за тонну.

Рост за четыре недели составил 63% и достиг рекордного максимума, сегодня, 6 октября 2021 года, угольное ралли продолжилось.

Сентябрь стал самым холодным в истории наблюдений за погодой в ряде европейских государств. Это не гарантирует холодную зиму, но погода в 2021 году напоминает прежний цикл смен зимы и лета на северо-западе России, когда жаркое лето с температурой в плюс 30 градусов, сменялось холодной зимой с термометром, не редко уходившим к отметке минус 30. В Европе такие морозы невозможны, но и месяц с температурой в районе минус 10 приведет к дефициту сырья и к тому, что некоторые домохозяйства лишатся тепла.

Последствия для Европы и без этого плачевные: цены на газ и электричество поставила знак вопроса по экономическому росту.

«Повышение котировок мы наблюдаем повсеместно. Вверх пошли цены на уран, в 2020 году они были на низком уровне, что привело к сокращению производства. Что касается угля, то ситуация неудивительна: европейцы пытаются перейти из-за роста цен на газ на уголь, несмотря на заверения о приверженности “зеленой” экономике», - констатирует Перов.

О первоисточниках проблемы однозначно говорить рано – необходимо тщательно изучить развитие ситуации на энергетическом рынке в 2021 году, сегодня тональность заявлений экспертов носит противоположный характер.

«Одни говорят, что все это из-за ветряков и “зеленой” энергетики, другие утверждают, что корнем проблемы является недостаточное внимание к этому направлению. Слышны разные мнения по одному и тому же событию», - резюмирует Перов.

Очевиден бесспорный факт: когда мировая экономика начала выходить из «коронакризиса», это совпало с развитием «зеленой» экономики и возобновляемых источников энергии (ВИЭ), одновременно европейцы не смогли накопить достаточные запасы газа.

«В другой год снижение запасов в подземных хранилищах газа (ПХГ) никто бы не заметил, но и в тревожной обстановке это вызвало бы дополнительную порцию паники. Есть и объективная ситуация с дефицитом поставок газа», - заключает Перов.

Норвегия сократила поставки, «Газпром» осуществляет транзит только по долгосрочным контрактам, а предложение СПГ ушло в Азию.

«Сегодня цены на газ рванули не только в Европе, но и в Азии. Балансир двух континентов больше не работает: спрос на энергоресурсы растет повсеместно, мы видим, что происходит в КНР, где в ряде провинций начали экономить электричество. Большие опасения есть по холодной зиме, это может стать последним гвоздем в крышку европейских энергетики и экономики», - констатирует Перов.

Однако европейцы вряд ли сделают выводы и адаптируют энергопереход к экономическим реалиям. Нет сомнений, что через полгода, когда закончится отопительный сезон, в Европе будет доминировать уверенность о безальтернативности ВИЭ.

«Текущая ситуация послужила в Европе поводом для дискуссии по надежности солнечной и ветровых генераций. Надежды на ВИЭ не оправдались, но существует уверенность в том, что через полгода в Европе возобладает такая точка зрения: “мы слишком плохо строили ветряки, нужно строить их еще больше, чтобы ситуация 2021 года не повторилась”», - резюмирует Перов.

Кроме недостаточности вложений в ВИЭ в ЕС продвигает второй тезис – ненадежности РФ в качестве поставщика газа. Оба тезиса используются для пропаганды ускоренного энергоперехода, который прописан в программах многих европейских партий.

«Европейцы попытаются сделать ускоренный энергопереход долгосрочным последствием текущего кризиса, и это будет продолжаться до тех пор, пока не повторится сегодняшний кризис цен», - заключает Перов.

Ускоренный энергопереход обязательно приведет к повторению ценового кризиса. Европейцы не скорректируют энергополитику из-за резкого роста цен на уголь, газ и электричество даже если это зимой обернется веерными отключениями.