Политические амбиции ЕС могут стать трагедией для энергетической системы Польши
ФБА «Экономика сегодня»  /  ФБА «Экономика сегодня»

Глава правящей партии Польши заявил, что газовый кризис показал безумие климатических целей ЕС. Чем обусловлен столь резкий энергопереход, разбирались аналитики ФБА «Экономика сегодня».

Радикальные меры требуют большей обоснованности

Ярослав Качиньский из партии «Право и справедливость» высказал мнение, что энергетический кризис, образовавшийся в Европе, наглядно показал абсурдность большей части программы сокращения углеродных выбросов Европейского союза к 2030 году на 55% по сравнению с уровнем 1990 года.

Политик выступает против общеевропейской задачи строительства экономики с нулевыми углеродными выбросами к 2050 году, так как, по его мнению, недавнее повышение цен на газ угрожает энергетической безопасности всего региона, что в случае бездействия может привести к трагическим последствиям.

Качиньский считает, что некоторые аспекты «зеленой» политики носят исключительно теоретический характер, тогда как другие и вовсе скорее безумны. Энергетический кризис, по его мнению, может настолько сильно сказаться на экономике многих стран, что сами их граждане откажутся от следования заданной стратегии.

Глава партии также указывает на то, что помимо недостаточной рациональности столь резкого энергоперехода он способствует развитию конкуренции внутри Евросоюза, в результате чего происходит ситуация, когда одной стране разрешается использовать те или иные источники энергии, а другой нет.

Политические амбиции ЕС могут стать трагедией для энергетической системы Польши
pixabay.com/PD /

Восстановление экономики препятствует сокращению выбросов

Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) в своем недавнем докладе сообщила, что вероятность достижения глобального потепления на 1,5 градуса по Цельсию в течение следующих двух десятилетий, при условии сохранения текущих объемов выбросов, составляет чуть более 50%.

Для предотвращения климатического сдвига необходимо, чтобы ежегодные темпы декарбонизации в мире составляли 12,9%. В 2020 году темпы глобального снижения углеродоемкости или связанных с энергетикой выбросов CO2 на доллар ВВП составляли 2,5%, притом что годом ранее данный показатель достигал 2,4%.

В 2021 году многие страны начинают снимать ограничения, введенные для сдерживания пандемии COVID-19, что способствует активному восстановлению деловой активности мировых экономик и соответствующему увеличению выбросов. Это обусловлено увеличением спроса на уголь при производстве электроэнергии, в текущем году глобальное потребление электроэнергии выросло на 4,6%.

На данный момент ни одна из стран G20 не достигла уровня декарбонизации в 12,9%, необходимых для ограничения глобального потепления. Самые высокие темпы сокращения выбросов по сравнению с их экономическим ростом показали Мексика и Индонезия. В этих странах выбросы, связанные с энергетикой, относительно 2019 года сократились на 12,4% и 10,6% соответственно.

Политические амбиции ЕС могут стать трагедией для энергетической системы Польши
pixabay.com /

Политические амбиции стоят больших денег

В разговоре с ФБА «Экономика сегодня» директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин сообщил, что реализовать план Европы по переходу к углеродной нейтральности вполне реально, вопрос только в стоимости такого проекта и наличии необходимых технологий.

«Переход на полностью зеленую энергетику требует перестройки всей экономической модели страны, при создании которой необходимо в первую очередь думать о ее устойчивости, тогда как сейчас Европа хочет сделать слишком резкий рывок, отодвинув стабильность на второй план», — отмечает Пикин.

Эксперт утверждает, что в условиях, когда все спокойно и нагрузка идет в плановом режиме, технически и экономически модель выполняется хорошо, но как только начинается сбой в обеспеченности ресурсами, модель начинает сыпаться из-за сложности создания запасов зеленой энергии.

«При этом не у всех стран Европы есть деньги на энергопереход, та же Польша долгие годы выстраивала свою экономику на угольной генерации, а закрытие данных шахт в стране моментально приводит к резкому росту стоимости энергоресурсов, за которые страна платить не готова», — констатирует Пикин.

Подводя итог, специалист указывает на то, что цель достижения углеродной нейтральности Европой к 2050 году выступает скорее политической и разница в десять лет не сыграет существенной роли, так как тот сдвиг в климатических условиях планеты, который данная программа намерена нивелировать, не удастся остановить в столь короткие сроки.