18 +
Поиск

Развитие рынка водорода ограничено экономическими и технологическими трудностями, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев.

Развитие рынка водорода ограничено экономическими и технологическими трудностями, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. Прогноз Wood Mackenzie по увеличению рынка водорода почти в 1000 раз за 29 лет выглядит нереалистичным - лоббирование водородной энергетики явно носит искусственный характер.

Информационное агентство Reuters рассказало о прогнозе экспертов Wood Mackenzie по перспективам водородного рынка.

Аналитики Wood Mackenzie утверждают, что к 2050 году мировой спрос на водород достигнет 530 млн тонн в год. Сегодня он меньше 1 млн тонн, поэтому за 29 лет спрос на водородное топливо должен вырасти почти в 1000 раз.

В Wood Mackenzie позиционируют водород в качестве топлива для достижения задачи по углеродной нейтральности, хотя изначально водород, как и «зеленый» аммиак предлагались в качестве способа сохранения энергии с ветряных и солнечных электростанций.

Сегодня нет технологий создания батарей для сохранения больших запасов энергии, поэтому было решено применить для этих целей электролиз воды. У возобновляемых источников энергии (ВИЭ) есть объективный недостаток: солнечные батареи и ветряки не могут обеспечить постоянную выработку энергии, вследствие чего появилась задача сохранения «зеленой» электрогенерации.

Однако то, что хорошо в теории, при реализации выглядит иначе. Существуют вопросы по использованию водорода в автотранспорте при низких температурах, имеются опасения, что нельзя допускать заморозку воды как носителя энергии.

Wood Mackenzie это не смущает, эксперты полагают, что к 2050 году порядка 150 млн тонн водорода будет продаваться на рынке морских перевозок, при этом 55% спроса будет приходиться на государства Северо-Восточной Азии.

Глава отдела рынков и переходных процессов в Азии агентства Wood Mackenzie Пракаш Шарма прогнозирует крупнейший передел мирового рынка энергоносителей с тех пор, как в семидесятые годы XX века образовался картель ОПЕК.

Водород позиционируется в качестве замены ископаемых видов топлива (уголь, нефть и газ) в тех отраслях экономики, где электрификация невозможна. Разговор идет о грузоперевозках, судоходстве, производстве стали и цемента.

«Водорода уже производится достаточно, но он востребован в промышленности, а не в энергетике. Большая сырья относится к “серому” водороду, который является результатом переработки газа и угля, без всякого улавливания CO2», - заключает Белогорьев.

Потребление и производство водорода в мировой экономике продолжит расти, но пока непонятно, какими темпами.

«Нерешенными остаются многие технологические вопросы, а также проблемы транспортировки. Не совсем ясно, как водород перевозить на большие расстояния, пусть и регулярно говорится о морском фрахте», - констатирует Белогорьев.

Прогнозируя появление рынка морских поставок водорода, в Wood Mackenzie в качестве модели используют СПГ. Водород вообще похож на СПГ, имеются даже предложения использовать для поставки данного топлива «Северный поток – 2».

«Рынок водорода часто сравнивают с рынком СПГ, и не только с точки зрения транспортировки, но и темпов развития. Аналогия справедлива, учитывая, что сжиженный газ начал использоваться еще в шестидесятые годы XX века», - резюмирует Белогорьев.

До нулевых годов XXI века СПГ был рынком элитарных покупателей и немногих производителей. Быстрое развитие СПГ-направления началось 10-15 лет назад, после чего число потребителей данного топлива удвоилось.

«Сегодня 43 страны мира потребляют СПГ. Можно сделать вывод, что с водородом, как с топливом для энергетического использования будет то же самое. Технологии дорогие: со стоимостной точки зрения водород совершенно неконкурентен по сравнению с другими энергоносителями. Для того, чтобы это исправить, придется пройти большой путь – удешевить и масштабировать технологии», - заключает Белогорьев.

Масштабирование водородных технологий начнется в тридцатые годы XXI века, а возможно, как полагает эксперт, что даже в сороковые.

«В двадцатые годы водород будет использоваться ограниченным числом стран – Германией, Японией, возможно, что к ним присоединится Китай из-за того, что в Пекине хотят овладеть водородными технологиями», - констатирует Белогорьев.

Развитие водорода поначалу будет включать небольшой список стран, где Россия также имеет амбиции.

Летом Москва представила дорожную карту по водородной энергетике, где упор делается на экспорт. Только пока не решен вопрос с транспортом, это имеет абстрактный характер – нет четкого понимания, как транспортировать водород на большие расстояния.

«Есть вариант морского транспорта, но там есть свои проблемы. Обсуждается использование существующей трубопроводной инфраструктуры, в частности газопроводов, но водород гораздо агрессивней, чем газ, по отношению к металлу», - резюмирует Белогорьев.

Прокачка водорода через газопровод может привести коррозии, в результате чего инфраструктура быстро выйдет из строя.

«Газотранспортные компании ЕС рассматривают этот вопрос, их задачей является сохранения активов в условиях сокращения спроса на газ, который планируют заменить на водород, но технологических сложностей слишком много», - заключает Белогорьев.

И так обстоят дела на наиболее перспективных рынках. В растущих экономиках Азии имеется огромный спрос на дешевые энергоресурсы, поэтому там за исключением Китая, Японии и «азиатских драконов» водород рассматривать не будут. 530 млн тонн продаж водорода в год является слишком амбициозной целью, для этого энергопереход должен проходить без сучка и задоринки, а это невозможно.