Преступление и наказание: бизнес готов изменить Уголовный кодекс

Экономические преступления должны стоять особняком среди других уголовных преступлений. А лучше, если предприниматели будут освобождены от уголовной ответственности. Об этом президента будет просить бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Он убежден, что действующие положения УПК РФ не защищают бизнес от давления органов. А отсутствие особых глав об экономических преступлениях вносит некоторую субъективность при рассмотрении дел.

Прежде всего, реформаторы (общественная организация «Деловая Россия») настаивают на введении в УПК понятия «преступление, совершенное в сфере предпринимательской деятельности». Затем необходимо разработать отдельную главу в кодексе для подобных преступлений.

Президенту также придется решить, стоит ли вводить специальную процедуру возбуждения и расследования экономических преступлений, а также привлекать к этому суд присяжных.

«Недавно Конституционный суд постановил, что нельзя выделять предпринимателей в отдельную привилегированную группу, это нарушает права других граждан. Возникает вопрос, можно ли деяние, которое изначально задумывалось как преступление и лишь прикрывалось видимостью коммерческой деятельности, считать преступлением в сфере предпринимательской деятельности? Сейчас судебная практика не дает однозначного ответа», - говорит сотрудник СК РФ Георгий Смирнов.

Необходимой ли мерой является выделение предпринимателей в особую, по сути привилегированную группу в УПК? С этим вопросом мы обратились к генеральному директору юридической компании URVISTA Алексею Петропольскому:

«Если обратиться к статистике, то можно обнаружить, что количество возбуждаемых уголовных дел уменьшилось, но количество случаев, когда дела доводятся до конца и предпринимателям выносится наказание в виде лишения свободы, наоборот, увеличилось за последний год. Из этого следует, что сегодня, если уголовное дело все-таки возбуждается, оно неминуемо ведет к обвинительному приговору.

При этом давление на бизнес, действительно, колоссальное. Часто человек, открывая собственное дело, в силу отсутствия опыта и профессиональных знаний в сфере налогового учета, старается оптимизировать налогообложение, а в ходе проверки потом выясняется, что его действия по закону квалифицируются как мошеннические. В результате, из налоговой дело попадает к следователям, те ходатайствуют в прокуратуру о возбуждении уголовного дела… и человек начинает отдавать то, что заработал.

Каким образом можно было бы переломить ситуацию? Если деятельность предпринимателя никоим образом не связана с расходованием бюджетных денег, если он не взаимодействует с органами государственной власти, не участвует в тендерах, а занимается непосредственно малым или средним бизнесом на рынке и если при этом по итогам проверки его действия признаны мошенническими, такое преступление не должно караться лишением свободы. В отношении бизнесмена, прежде всего, должно быть применено финансовое взыскание: украл, значит, должен вернуть.

Предприниматель должен понимать, что это, в первую очередь, материальная ответственность и что у него есть шанс одуматься и вернуть заработанное мошенническим способом. По крайней мере, до вынесения приговора суда у человека должен быть выбор: либо погасить нанесенный ущерб, либо оказаться в тюрьме. И в случае погашения всех недоимок, уплаты штрафа, предприниматель должен оставаться на свободе».

Правосудие – тонкая штука. Чаще всего совершенные преступления нельзя подвести, что называется, под одну гребенку. Необходимо тщательно разобраться в конкретной ситуации, прежде чем обвинять человека и тем более лишать его свободы. Вопрос о преступлениях в предпринимательской среде всегда будет одним из самых трудных.