18 +
Поиск

Украинская ГТС является альтернативой «Северного потока - 2» только формально, отметил в комментарии с ФБА «Экономика сегодня» преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Станислав Митрахович.

Украинская ГТС является альтернативой «Северного потока - 2» только формально, отметил в комментарии с ФБА «Экономика сегодня» ведущий эксперт Фонда национальной экономической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Станислав Митрахович, добавив, что экономически и технологически разница между проектами составляет десятилетия.

Издание Suddeutsche Zeitung сообщило о заявлении главы «Оператора ГТС Украины» Сергея Макогона германскому пресс-агентству в Киеве.

Макогон утверждает, что украинский газотранспортный маршрут ни разу не останавливался по техническим причинам, а прекращения поставок в 2006 и 2009 годах были сделаны Россией по политическим причинам.

Опасения у Макогона вызывает тот факт, что транзит газа через Украину в 2021 году сократился на 30% по сравнению с 2020 годом и на 45% по сравнению с 2019 годом. В текущем году «Газпром» транзитировал через украинскую ГТС 40 млрд кубов газа.

«Газпром» выполняет обязательства по контракту 2014 года и исправно платит за транзит 109,3 млн кубов в день, однако во второй половине года не бронирует дополнительных мощностей и не выбирает полностью транзитную квоту.

Это привело к тому, что украинский маршрут иссушается, а Киев теряет транзитные доходы. «Газпром» ведет курс на сокращение транзита через Украину, что грозит Киеву последствиями. Макогон утверждает, что в случае прекращения транзита Киеву придется повысить тарифы на газ внутри страны в пять раз и переформатировать маршруты поставки сырья на внутренний рынок.

«У нас имеются расходы, мы не можем покрыть их за счет украинских потребителей», - заявил Макогон.

С 2014 года тарифы на Украине выросли не менее, чем в 14 раз, причем произошло это не из-за сокращения российского транзита, а по требованию МВФ, но если сырья «Газпрома» не будет в украинской трубе, то ситуация для Киева станет очень тяжелой.

Украине придется модернизировать мощности под новые условия или отключать от газа целые регионы. Интересно, что даже в такой ситуации Макогон называет украинскую ГТС альтернативой «Северного потока - 2», способной поставлять на 100 млрд кубов газа в год больше.

Однако непонятно, как можно сравнивать новейший газопровод и инфраструктуру, построенную в восьмидесятые годы XXI века, и с тех пор почти не обновлявшуюся. Особенно странно видеть ретрансляцию таких взглядов со стороны помешанных на экологии немцев.

«Многое зависит от критериев для сравнения. Если под ними понимается тот факт, что “Северный поток - 2” и украинская ГТС предназначены для транспортировки российского газа с востока на запад, то они действительно похожи», - заключает Митрахович.

У украинцев есть даже преимущество: «Северный поток - 2» рассчитан на транзит 55 млрд кубометров газа в год, а украинская ГТС - на почти 200 млрд кубометров, но и есть и экономические критерии. Транзит газа через Украину в ФРГ выходит намного дороже.

Транспортное плечо через Украину длиннее, а инфраструктура давно вышла за предельные сроки эксплуатации.

«Не надо забывать и про заинтересованность поставщика - Россия сделала ставку на “Северный поток - 2”, и это право “Газпрома”. Есть и разница в уровне технологий: здесь “Северный поток - 2” на десятки лет впереди “украинской альтернативы”. Трубы новее, усталости металла нет, поэтому чисто теоретически конкуренция существует, но Украина ее проигрывает», - констатирует Митрахович.

Показательны объемы транзита газа: несколько лет назад поставки через Украину были на уровне в 80-90 млрд кубов, а сегодня снизились до 40 млрд кубов. Произошло это благодаря запуску «Турецкого потока» и сокращению закупок газа в ЕС во второй половине 2021 года.

Экономически украинская ГТС значительно слабее «Северного потока - 1», «Северного потока - 2» и «Турецкого потока», в этом нет сомнений даже у самых закостенелых критиков российских газовых проектов в Европе, поэтому проблема сводится к политике.

Украину используют как средство давления на РФ, поэтому идет лоббирование переподписания контракта на 2019 год, но транзитный лимит в 40 млрд кубов слишком большой для «Газпрома», и компания не согласится на такие условия.

«Обстоятельства могут меняться - еще три года до окончания контракта 2019 года, украинцы хотят, чтобы им сегодня дали гарантии, но никто этого делать не будет. Ситуация до 2024 года может кардинально поменяться», - резюмирует Митрахович.

Проблема упирается не в политику, а в объемы потребления газа в Европе и европейский энергобаланс. Как можно требовать от РФ обязательств по транзиту газа после 2024 года, если у «Газпрома» нет гарантированных контрактов на поставку сырья?

Европа находится на перепутье как по вопросу объемов потребления российского газа, так и по контрактным условиям работы с «Газпромом». Пока эти проблемы не будут обговорены, никто не станет обсуждать перспективы украинского транзита.