18 +
Поиск

Террористическая атака на Казахстан негативно повлияет на экономику страны, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» экономист Дмитрий Адамидов, добавив, что произошедшее скорректирует казахстанский путь развития.

Тревожные события в Казахстане, вызванные нападением бандитов и террористов, не могут не сказаться на экономике.

Forbes сообщает об уменьшении состояния богатейших людей Казахстана. Капитал Вячеслава Кима уменьшился на 1,4 млрд долларов до 4,2 млрд долларов, его бизнес связан с банковской системой, которая в основном прекратила работу.

На аналогичную сумму обеднел живущий в Казахстане грузинский миллиардер Михаил Ломтадзе, его состояние оценивается в 3,8 млрд долларов. Он, как и Ким, имеет прямое отношение к главной казахстанской платежной системе Kaspi.kz.

Понесли потери и члены семьи первого президента Нурсултана Назарбаева: капитал его дочери Динары Кулибаевой (вместе с мужем Тимуром Кулебаевым) сократился на 300 млн долларов и на сегодня, 8 января 2022 года, оценивается в 3 млрд долларов.

Кулибаев является председателем Казахской ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса Kazenergy. Нефтегаз, в отличие от платежных систем, является основой материальной экономики и благодаря этому всегда стабилен на рынке.

Повлияли казахстанские события и на мировую экономику. Казахстан является крупнейшим в мире производителем урана, вследствие чего цены на данный важнейший для атомной энергетики металл поднялись на 8%.

Казахстан числится вторым после США майнером биткоинов, поэтому стоимость финансового суррогата упала на 10%, нанеся урон тысячам непрофессиональных трейдеров, пытающихся по всему миру заработать на цифровом воздухе.

Объем ВВП на человека в Казахстане в 2020 году составил 9122 доллара (данные Всемирного банка), страна по этому индикатору выше, чем Турция и Мексика, но пик был здесь в 2013 году с объемом в почти 14 тысяч долларов.

Данный факт говорит о зависимости Казахстана от РФ, пусть и меньшей чем у Белоруссии, поэтому санкционные новации в российско-европейских отношениях больно ударили по этой стране. После 2014 года Казахстан стал главным направлением для российских инвестиций, а связано это с тем, что многие компании из России регистрировали там «дочки» для обхода ограничений.

Всемирный банк оценил рост казахстанской экономики в 3,5% в 2021 году и прогнозировал ее увеличение на 3,7% в 2022 году и на 4,8% - в 2023 году, теперь эти цифры придется пересмотреть, тем более на Западе всегда могут придумать санкции в отношении Нур-Султана.

Пока такой позиции в Европе и США не сформировано, во многом из-за того, что бандитизм и терроризм, который мы видим в Казахстане, носит обезличенный характер - стоящие за экстремистами силы остаются в тени, но западные симпатии очевидны. Если конъюнктура изменится и на Западе найдут для Казахстана аналог Светланы Тихановской, то санкционный вариант исключать нельзя.

«Главное не допустить в Казахстане условного сирийского сценария, когда конфликт затягивается, а в страну приезжают террористы со всего мира. В случае быстрого купирования этих эксцессов, есть шансы выйти из ситуации без чудовищных потерь», - заключает Адамидов.

Казахстан понесет урон в любом случае, а после кризиса стране придется меняться, но сегодня наши союзники могут потерять еще больше.

«Объектами атак террористов были общественные здания и магазины, а стратегические отрасли не пострадали. Добыча урана в стране не прекращалась, а что касается майнинга, то это особый вопрос», - констатирует Адамидов.

Для сохранения национальной экономики правительству президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева необходимо как можно быстрее подавить деятельность бандитов и террористов и лишить их любой возможности влиять на обстановку в стране.

«Казахстанские события совпадают с общей тенденцией, связанной с закрытием мирового инвестиционного рынка. Не так давно в Великобритании был принят закон, который позволяет правительству накладывать вето на сделки, связанные с продажей активов. Аналогичные механизмы негласно есть и в РФ, а Казахстан оставался форпостом свободных операций», - резюмирует Адамидов.

Многие российские структуры из-за этого активно работали с Казахстаном ради выхода на мировой рынок.

«Для крупных компаний в Казахстане существует очень либеральное законодательство, можно выводить прибыль и не только. Этим пользовались не только наши игроки, но и китайцы, индусы и даже американцы», - заключает Адамидов.

Произошедшие события могут заставить Казахстан склониться к российской модели и усилить значение бюрократии, а это уже другой вариант с точки зрения концепции развития. В таком случае Нур-Султану придется еще больше сблизиться с Москвой.

«Данная ситуация наиболее вероятна, причем она произойдет при любом развитии кризиса», - заключает Адамидов.