18 +
Поиск

Запуск Baltic Pipe принесет много неожиданностей польской экономике, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. У проекта много спорных моментов, которые могут обернуться для Польши значительными финансовыми потерями.

Польза позиционирует достройку газопровода Baltic Pipe в качестве главного экономического проекта страны в 2022 году. Национальный оператор Gas System обещает, что газопровод будет не только достроен, но и запущен до конца года.

Экономическая модель проекта и заключается в доставке 10 млрд кубов норвежского газа через Данию в Польшу. Газопровод обладает четырьмя морскими и четырьмя наземными участками разной протяженности, которые разбиты на пять отрезков.

Польское руководство позиционирует Baltic Pipe в качестве проекта, который позволит стране заместить российское голубое топливо. В третьем квартале 2022 года закончится долгосрочный контракт на поставку газа «Газпрома» и компании PGNiG.

В 2019 году Польша импортировала 15,8 млрд кубов газа, в 2020 году этот показатель из-за пандемии COVID-19 снизился до 14,476 млрд кубов, но тренд на увеличение сохраняется. Варшава продолжит увеличивать закупки и не откажется от сотрудничества с «Газпромом».

Контракт PGNiG и «Газпрома» предполагает поставку 10 млрд кубов газа в год, которые поляки хотят заместить с помощью Baltic Pipe, остальные объемы они получают через СПГ-терминал в Свиноустье и реверс газа из ФРГ с помощью «Ямал - Европы».

Варшава позиционирует Baltic Pipe как способ борьбы с РФ и выгодный экономический проект, но он не принесет полякам облегчения.

Во-первых, норвежское сырье будет обходиться дороже поставок «Газпрома» по долгосрочным контрактам, а во-вторых, Польша обречена на увеличение потребления газа, а гарантированные объемы голубого топлива рядом с ЕС существуют только у России.

Польша является главным потребителем угля среди европейских государств, поэтому Варшаве в любом случае придется отказываться от угольной генерации. Данный процесс станет быстрым, если власть в стране потеряет партия «Право и справедливость».

Альтернативой угля может быть только газ: польские соглашения о намерениях с американской компанией Westinghouse по атомным станциям нереалистичны как по временным рамкам, так и по финансовым (у Варшавы просто нет таких денег) причинам.

В-третьих, не надо забывать, что добыча газа в Норвегии не увеличивается, Осло пообещал увеличить производство сырья на 2 млрд кубометров, которые даст восстановление производства на главном норвежском месторождении «Тролль».

Таким образом, непонятно, будет ли заполнен Baltic Pipe, учитывая, что свободные объемы газа у Норвегии должны появиться после запуска «Северного потока - 2» и перераспределения позиций между норвежским и российским газом на европейском рынке.

«На европейском рынке работает математика сообщающихся сосудов. Если Baltic Pipe запустят в указанные сроки, в чем есть сомнения - надо достроить датский участок, который был остановлен из-за проведения дополнительных экологических экспертиз, останется еще снять с поставки для его заполнения сырье, которое сегодня поступает в западноевропейские страны», - резюмирует Гривач.

Кто конкретно пострадает из-за этих пертурбаций сказать сложно - все зависит от контрактов норвежских поставщиков, но некоторым странам из-за запуска Baltic Pipe придется изыскивать дополнительные объемы.

Конкурентом «Северного потока - 2» газопровод не является, более того польско-датско-норвежский проект зависит от российско-германского. Большого экономического смысла в Baltic Pipe нет, хотя проект даст Польше еще один вариант закупок природного газа.

Baltic Pipe реализован на европейские деньги в рамках программ развития ЕС. Есть там и более абсурдные проекты - например, интерконнектор между Эстонией и Финляндией, позволяющий этим странам торговать друг с другом российским газом.

«Перед нами политическая история. Польские власти имеют идею фикс, согласно которой они любой ценой должны отказаться от долгосрочного контракта с «Газпромом». Для этого они пытаются выбить максимальное финансирование у ЕС», - заключает Гривач.

Поляки успешно торгуют русофобией в Европе, они одновременно обслуживают внешнеполитические интересы США и получают финансирование от ЕС на инфраструктурные проекты, которые сомнительны с точки зрения реальной экономики.

«Baltic Pipe получил статус “общего интереса” в ЕС, а вместе с ним и большую часть финансирования, остальные затраты на проект Варшава переложила на польских потребителей. Ценовой выгоды не будет - норвежский газ привязан к споту и будет обходиться Польше намного дороже, чем российское сырье по контракту “Газпрома” и PGNiG», - констатирует Гривач.

Будет интересно посмотреть на Польшу, если к моменту запуска Baltic Pipe газовые цены на европейском рынке будут выше 600 долларов за тысячу кубометров, в таком случае новый газопровод превратится в финансовую проблему для Варшавы.