18 +
Поиск

Ситуация на нефтяном рынке играет в пользу роста цен, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Станислав Митрахович. Имеются хорошие шансы на достижение уровня в 100 долларов за баррель, но для РФ главной задачей является восстановление добычи.

Информационный фон работает на цены на нефтьИнформационное агентство Reuters сообщает, что нефть марки Brent достигла уровня в 89,17 долларов за баррель: это максимальный показатель с октября 2014 года, когда на рынке развернулся кризис, который обвалил котировки до 20-30 долларов.

Аналогичные процессы происходят и с техасской маркой WTI, которая вчера дошла до 87,91 долларов за баррель, это также семилетний рекорд. Есть мнение, что нефтяные цены продолжат рост до 100 долларов за баррель.

Аналитики банка ANZ сослались на риторику Международного энергетического агентства (МЭА), утверждающего, что спрос на нефть в мире близок к достижению допандемийного уровня потребления. Одновременно на рынок давят краткосрочные проблемы с поставками: на днях был поврежден турецко-иракский нефтепровод (Киркук - Джейхан).

Агентство в качестве факторов роста цен называет еще нападение хуситов на ОАЭ и эскалацию вокруг Украины. Трейдеры обращают внимание на то, что Россия остается вторым производителем нефти в мире, а ее отношения с Западом нестабильны.

Однако это вторичные факторы: главным является восстановление спроса на нефть, несмотря на появление «Омикрона» и ежемесячное повышение лимитов коллективной добычи стран-участник ОПЕК+ на 400 тысяч баррелей в сутки.

Стабильной является ситуация на рынке США: запасы сырой нефти выросли на 1,4 млн баррелей в сутки, запасы бензина увеличились на 3,5 млн баррелей, а вот запасы дестиллятов (нефтепродуктов) уменьшились на 1,2 млн баррелей.

В экспертном сообществе допускают, что нефть может достигнуть отметки в 100 долларов за баррель и даже закрепиться там. Текущий уровень цен рынок должен был показать месяц назад, но в дело вмешался штамм «Омикрон», который создал риски нового локдауна.

Полномасштабного кризиса не произошло, пусть и заболеваемость COVID-19 в мире снова выросла. «Омикрон» считается менее опасным, чем «Дельта», немаловажным фактором является и то, что много людей переболели и вакцинировались.

Главным вопросом нефтяного рынка снова стала цена: как долго цены на нефть будут держаться на таком уровне, возможен ли новый период высоких цен на энергоносители, как с 2009 по 2014 годы, когда сырье стоило выше 100 долларов за баррель.

Нефтяной рынок играет на повышение«Делать долгосрочный прогноз на высокие цены на нефть пока рано. На рынок влияет большое количество факторов, которые постоянно меняются. Нельзя говорить о том, как долго сырье будет оставаться на этих рубежах», - констатирует Митрахович.

Пока ситуация положительная: спрос на нефть растет, мировая экономика выходит из «коронакризисного» пике, не стоит забывать и про сырьевую инфляцию. Подорожали газ, металлы, пшеница, эмитирована огромная масса денег, нефть не может оставаться в стороне.

«Основным фактором роста цен является посткоронавирусное восстановление экономики, существуют разные взгляды на «Омикрон», где-то из-за этого штамма были введены локдауны, но карантинные меры постепенно сокращаются», - заключает Митрахович.

Великобритания сократила карантинные мероприятия до 5 дней, аналогичные процессы происходят и в других странах. Имеется шанс, что на «Омикроне» локдауны закончатся, а данный вариант COVID-19 станет одной из последних волн пандемии.

«Прекращение карантинных мероприятий восстановит работу гражданской авиации, а это 10% мирового потребления нефти. Влияет на ситуацию и геополитика: напряженные отношения сложились между Россией и Западом, президент США Джо Байден угрожает Москве новыми санкциями и разрушением экономики, а западная пресса рассуждает об эскалации вокруг Украины», - резюмирует Митрахович.

Постоянные спекуляции по украинской теме являются поводом для спекулянтов сыграть на повышение цен на нефть.

«Неспокойно и на Ближнем Востоке: хуситы, за которыми стоит Иран, нанесли удар по нефтяным объектам ОАЭ. Есть влияние «зеленого курса», из-за которого на Западе сложился негативный настрой по вложениям в нефтегазовый сектор», - констатирует Митрахович.

Информационный фон работает сегодня на рост нефтяных цен, но существуют проблемы и в рамках соглашения ОПЕК+.

«Некоторые страны ОПЕК+ не выбирают квоты по соглашению: они имеют право производить больше нефти, но у них этого не получается. По всей видимости это связано с тем, что российские компании уперлись в добычные пределы», - заключает Митрахович.

Для РФ сложился позитивный тренд: высокие цены на нефть увеличат валютные доходы, а рост квот ОПЕК+ позволит компаниям провести необходимые работы по развертыванию производства нефти, вынужденно сокращенного в 2020 году.

«По документам мы можем добывать больше, но у нас этого не получается. В первую очередь это касается уже разработанных месторождений, где восстановление добычи нефти является технологически сложным процессом. Если Россия хочет увеличить добычу нефти, то надо думать о новых проектах, которые у нас есть, в частности о “Восток Ойл”», - резюмирует Митрахович.