18 +

Китай заинтересован в российском газе, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» директор Центра стратегических исследований РУДН Алексей Маслов, добавив, что прогресс переговоров зависит от формулы цены по долгосрочным контрактам.

РФ и Китай ведут газовые переговорыПосол России в Китае Андрей Денисов рассказал на переговорах между Москвой и Пекином по расширению газового сотрудничества.

Кроме СПГ-поставок с ямальского завода «Новатэка» нас связывает газопровод «Сила Сибири», который был открыт в конце 2019 года, а в прошлом году увеличил в два раза поставки российского сырья в северные регионы Китая.

Обсуждается проект «Сила Сибири - 2», который пройдет через Монголию в северо-западную часть Китая. Для России он выгоден не только как инструмент по увеличению экспорта газа в Китай, но и как способ диверсификации поставок.

«Сила Сибири - 2» будет питаться из восточносибирских месторождений, являющихся источником для экспорта газа в Европу. «Сила Сибири - 2» снизит зависимость РФ от газового экспорта в ЕС, а значит уменьшит геополитический фактор в газовом бизнесе.

Раньше газопровод «Сила Сибири - 2» назывался «Алтай», причем он был предложен еще до реализованного проекта «Сила Сибири».

Сахалин остается перспективным направлениемДенисов заметил, что «Силой Сибири - 2» переговоры не исчерпываются: Москва и Пекин обсуждают возможные поставки газа в Китай с месторождений Дальнего Востока, а одним из возможных вариантов являются газовые залежи на острове Сахалин.

На Сахалине реализованы проекты «Сахалин - 1» и «Сахалин - 2». «Сахалин - 1» является совместным предприятием «Роснефти» и ExxonMobil, сотрудничество которых базируется на соглашении о разделе продукции, подписанном еще в 1995 году.

Основой «Сахалин - 1» остается добыча нефти, но там производится и газовый кондексат. «Сахалин - 2» был реализован по аналогичной схеме и стал прорывным для России проектом, благодаря которому у нас возникло первое СПГ-производство.

«Сахалин - 2» был реализован компанией Сахалин Энерджи», первоначально его бенефициарами были Shell, Mitsui и Mitsubishi, но в 2007 году «Газпром» за 7,45 млрд долларов выкупил контрольный пакет. С тех пор проект находится под его полным контролем.

Кроме «Сахалин - 1» и «Сахалин - 2» в этом регионе есть и другие месторождения, которые можно реализовать по схеме с иностранным участием, но события 2014 года осложнили сотрудничество России с западными компаниями.

Теперь нам сложно рассчитывать на капиталы компаний Shell, BP и ExxonMobil, которые хотят работать с Россией, но ограничены западными правительствами. Именно это мотивирует Москву вести переговоры с Пекином.

Однако нельзя забывать и про опыт «Новатэка»: сотрудничество с китайцами в рамках «Ямал - СПГ» и «Арктик - СПГ» обходится недешево, компании из Китая предоставили заемные деньги по ставке значительно большей, чем на Западе.

Китайцы считают каждую копейку и являются сложным партнером, поэтому переговоры России и Китая по новым газовым проектам идут долго, а поставки по «Силе Сибири» растут не так быстро, как бы нам этого хотелось.

Китай является сложным партнером для России«Увеличение газового импорта является частью китайского запроса на энергоносители из РФ. КНР увеличила запрос не только по газу, но и по углю с нефтью. Пекин проводит политику хеджирования рисков, связанных с поставками энергоносителей», - заключает Маслов.

В 2020-2021 году Россия увеличила поставки угля в Китай, это произошло на фоне пандемии и ухудшения отношений Пекина с Западом.

Характерным примером стали неформальные запреты Пекина на импорт австралийского угля, которые создали дефицит на внутреннем рынке КНР. Ситуация в 2021 году привела к резкому росту мировых ценовых на уголь и спорадическим блэкаутам в Китае.

Одновременно Пекин увеличил экспорт угля из РФ, а на Дальнем Востоке разворачивается инфраструктура, необходимая для экспорта сырья в Поднебесную. В ЕС падает спрос на уголь, поэтому идет переориентация угольной промышленности на КНР и страны Азии.

«Китайская политика хеджирования рисков существенно усилилась после казахстанских событий. Казахстан является пусть и не основным, но существенным поставщиком энергоресурсов на внутренний рынок Китая», - констатирует Маслов.

Есть у Китая проблемы в Туркмении: контрактная выборка по газу не выполняется полностью. Ашхабад позиционирует себя в качестве крупнейшей страны по запасам газа, но туркменам иногда не хватает сырья для выполнения обязательств перед КНР.

«Россия остается самым надежным поставщиком энергоресурсов, но Китай аккуратно подходит к определению цены. Проблема в переговорах лежит не в технических вопросах, а в цене. Китай будет осторожно увеличивать объемы импорта российских нефти и газа, продолжая постоянно заявлять о своей заинтересованности и уходить в долгие переговоры», - резюмирует Маслов.

Строительство новых линий на Сахалине упирается в формулу цены на газ для Китая по долгосрочным контрактам на данные проекты.