18 +

Телепередача «60 минут» впервые в истории вышла в эфир без ведущих в студии. Тележурналист Евгений Попов по видеосвязи объяснил произошедшее.

В выпуске программы «60 минут» 27 января не оказалось ни одного из двух ведущих в студии. Эфир провел Попов, сообщивший о заражении коронавирусом. Судя по всему, оперативно найти замену журналисту не удалось, и ему пришлось работать из дома в импровизированной «студии». Перед тем, как начать обсуждение главных тем, ведущий объяснил зрителям происходящее.

«"Омикрон", новый штамм, вносит все большие коррективы в нашу жизнь. Сегодня впервые буду вести нашу любимую программу с положительным тестом. Утром был вынужден себя изолировать. Симптомов ОРВИ у меня пока нет, так что следую рекомендациям докторов: побольше жидкости и, главное, никакой паники», - сказал Попов.

Также ведущий пролил свет на причины исчезновения из эфира своей коллеги и супруги Ольги Скабеевой (ее нет на экранах с 20 января). По словам Попова, журналистка заразилась COVID-19 еще раньше. Сам он настроен крайне оптимистично, поскольку иммунная защита пары телезвезд обеспечена вакцинацией от коронавируса.

«У Ольги, как вы могли догадаться, тоже положительный тест. Мы вакцинированы, поэтому все будет отлично», - сказал Попов.

На уникальный эфир «60 минут» также отреагировала Скабеева, назвав происходящее в студии «чем-то невероятным». В своем Telegram-канале она заявила о гордости своей программой, предположив, что подобные выпуски в прямом эфире еще не делал никто в мире. Ведущая рассказала о положительных тестах на коронавирус у себя и Попова, а также выложила фотографию супруга во время работы на «дистанционке» (за столом с двумя компьютерами и бутылками воды).

Главной темой «ковидного» выпуска «60 минут» стал ответ США по предложенным Россией гарантиям безопасности. Американская сторона попросила не раскрывать содержание ответа, но министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выразил мнение, что в ближайшее время возможны утечки, поскольку ответ согласован с союзниками Вашингтона, а также с Украиной. В Кремле и МИД России отметили, что основная озабоченность Москвы, связанная с расширением НАТО, не была учтена в ответе США.