18 +
Поиск

Критика «Газпрома» со стороны МЭА политизирована, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, добавив, что «Газпром» выполнил все свои обязательства.

Международное энергетическое агентство (МЭА) считает, что производство «Газпрома» было меньше официальных мощностей.

Однако в реальности добыча природного газа в РФ в 2021 году увеличилась на 10% (70 млрд кубометров газа) и достигла рекордных 762 млрд кубометров кубометров. 80% прироста газа приходится на «Газпром», чье производство составило 513 млрд кубометров газа.

Компания показала рекордный результат с 2008 года, то МЭА напирает на то, что в производственной отчетности «Газпрома» числилась добыча в 550 млрд кубометров газа, но Интерфакс при проверке установил, что эта цифра из доклада 2018 года.

Алексей Миллер четыре года назад сообщил, что «Газпром» создал производственной мощности в 550 млрд кубометров газа, но разговор зашел о пиковых возможностях, а не об актуальном уровне добыче главной энергокомпании РФ.

Кроме того, многое изменилось: случился обвал газового рынка, пандемия и «коронакризис» с неприемлемой волатильностью газовых цен.

Претензии к «Газпрому» не обоснованы«Заявление МЭА носит политический характер, но агентство этим занимается всю свою историю. МЭА изначально создавалось в качестве политико-аналитического органа в ответ на появление ОПЕК», - заключает Гривач.

Любой аналитический доклад МЭА необходимо оценивать с поправкой на ветер, как правило он не очень точный.

«“Газпром” добывает газ в соответствии с потребностями рынка, и своих контрактных обязательств. На внутреннем российском рынке главным фактором остаются потребности реального сектора экономики: компания ответственна за его бесперебойное газоснабжение. Летний спрос, пустые газовые хранилища в РФ после зимы 2020-2021 года, все это потребовало усилий от компании», - резюмирует Гривач.

Если посмотреть на мировую статистику, то «Газпром» обеспечивал львиную долю общемирового роста добычи газа в 2021 году.

«Экспортные поставки определяются контрактами и заявками потребителей, поэтому “Газпром” добыл ровно столько сырья, сколько запросили европейские потребители. “Газпром”, возможно, мог увеличить экспорт, если бы заявки из ЕС были больше», - констатирует Гривач.

Внимание МЭА к старым сведениям неслучайно: они не могли не знать, когда Миллер сделал такое заявление.

«В 2019-2020 годах инвестиции в газовую отрасль были ограничены падением цен на сырье. Есть и долгосрочные факторы, влияющие на сложившуюся ситуацию, в частности - европейское давление на систему долгосрочных контрактов, попытки подорвать инвестиционные усилия по газу со стороны сил, активно продвигающих климатическую повестку», - заключает Гривач.

Мировая газовая отрасль превратилась в поле битры: из-за давления экологов Австралия отказалась от увеличения производства СПГ.

«Вследствие климатического давления возник вопрос, кому нужны новые проекты, и кто в них будет вкладывать средства сверх плана, поэтому здесь действует комплекс факторов, а так добыча “Газпрома” шла на высоком уровне», - резюмирует Гривач.

Объемы производства были распределены по году, что являлось для «Газпрома» дополнительным риском: мощности получили ограничения с проведением текущего ремонта, необходимого для нормальной работы газовых месторождений.

«Когда такое случается, разговор идет только о работе газовой системы на максимумах», - констатирует Гривач.

«Газпром» превратился в мишень европейской критикиЕвропейцы в настоящее время хотят придумать в отношении «Газпрома» антимонопольное разбирательство, а после эскалации информационной обстановки вокруг Украины даже начались разговоры о введении санкций против энергетического сектора РФ.

Претензии к «Газпрому» ни на чем не основаны: компания выполняет условия долгосрочных контрактов, но на Западе могут придумать все, что угодно. Опыт наших взаимоотношений в энергетике за последние 8 лет этому хороший свидетель.

«Претензии к «Газпрому» по разжиганию газового кризиса в Европе являются частью масштабной кампании. Европейцы пытаются обвинить РФ в высоких ценах на газ и коммунальных платежках в 2020-2021 годах», - заключает Гривач.

Не надо забывать и про высокие цены на минеральные удобрения, в производстве которых большую роль играет газ. Все это повлияет на урожай в Европе и приведет летом 2022 года к повышению цен на продукты, а значит и к потребительской инфляции в ЕС.

«В Европе в эту зиму сложная ситуация: европейцы увеличили потребление угля несмотря на крики о неприемлемости данного вида топлива и саммита в Глазго, который прошел с большим пафосом», - резюмирует Гривач.

Энергетическая стратегия ЕС потерпела крах, но в Брюсселе вместо того, чтобы признать ошибки в экономическом планировании решили все списать на «Газпром», который поставил ровно столько газа, сколько запросили в Европе.

«Для того, чтобы объяснить собственные проблемы, ЕС нужно обоснование, и вот оно возникло в виде РФ», - констатирует Гривач.