Российский софт: панацея или дырка от бублика?

Минкомсвязи в июле 2014 года предложило ряд мер, призванных обеспечить импортзамещение в сфере IT-индустрии. Согласно закону отечественным программным обеспечением будет считаться тот продукт, права на который принадлежит российскому юридическом лицу, а также капитал которого контролируется отечественными резидентами более чем на 51 %. Программному обеспечению, попадающему под это определение, государство выделит преференции при госзакупках.

На этом ведомство не остановилось. Теперь для закупки иностранного софта госкомпаниям потребуется оформить перечень документов, обосновывающим их приобретение. Но и это не все. Необходимо ежемесячно отчитываться перед министерством о количественном соотношении иностранной и отечественной IT-продукции, используемой в работе. Столь серьезные меры обусловлены курсом страны на информационную безопасность.

Чтобы лучше понять совокупность того, что входит в понятие IT-индустрии и какова доля отечественных производителей на рынке высоких технологий, обратимся к терминологической справке. Когда, крупнейший аналитик в области информационных технологий, компания International Data Corporation (IDC) говорит об объемах рынка софта, то она разделяет рынок пакетов компьютерных программ (ПП) и рынок проектных услуг (ПУ). На рынке ПП есть свои подсектора, среди которых также разделяют системное ПО и программное ПО. И если в системном ПО отечественные производители «списаны в утиль» крупными корпорациями уже много лет назад, то в прикладном ПО, которое используется для решения конкретных задач, мы способны решать амбициозные задачи. Именно на этом рынке у нас задействовано наибольшее количество производителей софта.

Теперь вернемся к вопросам информационной безопасности и проблемам использования отечественного софта в работе государственных структур. Замдиректор компании ALT Linux Алексей Новодворский считает, что помимо безопасности, важно учитывать вопросы технологической независимости. «За стратегию развития российского ПО отвечают отечественные разработчики, но изменения в продуктах иностранного софта мы не можем конролировать», добавляет Новодворский. Его словам дублирует президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) Ольга Ускова. Она говорит, что только российским может быть система управления производством.

Но крупнейшие корпорации и консорциумы страны ежегодно тратят миллиарды на закупку лицензионного программного обеспечения из Европы и Америки. В этот список входят и «Газпром», и «Роснефть», но на данный момент представить работу почти всех госкомпаний без зарубежного софта пока невозможно. В 2013 году сумма отчислений из России зарубежным софтверным компаниям составила 285 млрд рублей. Треть этих средств заплатили государственные компании. Сумма поистине фантастическая и заставляет о многом задуматься.

Сейчас крупнейшие западные компании, производящие ПО (Microsoft, Oracle, HP, IBM), вынуждены приостановить сотрудничество с российскими структурами, которые попали под торговыми санкции. Несмотря на это, покидать рынок в России пока никто из них не собирается.

Подобные инициативы, безусловно, подстегнут развитие IT-отрасли в России, но это абсолютно точно не означает ежемесячные многомиллиардные контракты за «красивые глаза». Но качественный продукт способен выйти на российский рынок на лидирующие позиции и без государственной поддержки. Об этом свидетельствует опыт того же «1С». К началу 2000-х доля компании в России не сотсавляла и 10%, через десятилетие она превышает 30%. Но импортзамещение наверняка позволит совершить рывок в создании собственной софта, как сейчас происходит в сфере промышленности и сельскохозяйственной отраслях.

Однако, есть те, кто активно критикует инициативы чиновников из Минкомсвязи. Среди критиков своей взвешенной и аргументированной позицией выделяется президент по маркетингу компании Parallels Яков Зубарев. «Мы наблюдаем скорее рефлекторную реакцию, в которой мало осознанного. Нужно соразмерять желаемое с действительным». Зубарев приводит в пример чиновников из Германии, которые несколько лет назад целыми министерствами отказывались от использования американского ПО и пытались массово освоить Linux. Затея провалилась и Германия потеряла миллионы евро бюджетных денег.

Рациональное зерно в этом законе пока только одно, своими действиями чиновники подталкивают отечественных разработчиков ПО к конкурентоспособности на мировом рынке.