Курс на снижение: юань дал старт глобальной борьбе за выживание

Волна валютных интервенций, прокатившаяся в августе по всему миру, с большой вероятностью представляет собой только начало глобального процесса, в ходе которого многие развивающиеся страны возьмут курс на девальвацию валюты. 

Как пишет CNBC, первыми обесценили свою валюту Китай и Вьетнам. Китай, валютный рынок которого находится под строгим контролем государства, допустил девальвацию юаня на 2%, а Вьетнам находится в жесткой экономической зависимости от Китая, в связи с чем ему третий раз за год пришлось подвинуть свою валюту на 1 процент по отношению к доллару.

Тем временем, казахский тенге потерял не менее трети своей стоимости после того как власти Казахстана официально заявили о смене стратегии Центробанка. Джулиан Чиллингуорс, директора по инвестициям Rathbone Brothers, видит в ситуации растущую опасность возникновения гонки на выживание. Смысл девальвации в получении конкурентного преимущества на внешнем рынке, и эта тенденция имеет потенциал расти как снежный ком.

Девальвация еще одной валюты – российского рубля, началась с августа прошлого года. и, хотя она и была обусловлена собственными причинами, в последнее время к ним прибавилась еще одна. Экспортеры ресурсов, такие как Россия и Китай, вынуждены смириться с ослаблением национальных валют потому, что в противном случае потеряют заметную часть доходов от продажи углеводородов.

В этом отношении позиция Казахстана гораздо более уязвимая, чем у России. Кроме нефти, он поставляет в Россию и Китай медь и газ.

Джулиан Чиллингуорс уверен, что есть все основания предполагать, что в ближайшее время аналогичный процесс затронет ЮАР, Турцию и Южную Корею. ЮАР, которая в прошлом году обогнала Нигерию по объему экономики, став крупнейшей на африканском континенте, значительную долю доходов получает от экспорта золота, платины и алмазов. Основными покупателями, как нетрудно догадаться, являются Китай, Западная Европа и США.

Турция попала в этот список по причине того, что является активным экспортером золота, а Южная Корея – в силу беспрецедентной зависисмости от китайских товаров – эта небольшая страна жестко завязана на орбиты китайской и японской экономик. Вона с начала года уже снизилась на 9% по отношению к доллару, турецкая лира потеряла 25%, в рэнд —12%.